НОВЫЙ ПОЛНЫЙ ОБЗОР ПОРОДЫ
АЛЯСКИНСКИЙ МАЛАМУТ

THE NEW COMPLETE ALASKAN MALAMUTE

Максвелл Риддл (Maxwell Riddle) и
Бет Джей Харрис (Beth J. Harris)

HOWELL
BOOK HOUSE
NEW YORK

Глава 1

ЭСКИМОСЫ И ИХ СОБАКИ

Если мы хотим высоко оценить выдающиеся качества аляскинского маламута, то следует кое-что узнать о том удивительном народе, который вывел эту породу собак и жил рядом с ними. Аляскинский маламут – это эскимосская собака, порода получила свое название от отдельной группы эскимосов, известных как малемуты (мэлмьюты). Сотрудничество между человеком и собакой было жизненно важным фактором, который сделал возможным проживание на земле, которую общепринято считать очень негостеприимной для людей.
Эскимосы представляют собой довольно однородную расу людей, занимающих почти весь арктический берег от Берингова пролива до мыса Берроу и далее по всему побережью через североамериканский континент до Гренландии. Негостеприимные земли не интересовали никого, пока белые люди не обнаружили там сначала залежи минералов и возможность промышленной добычи мехов, а потом месторождения нефти. Эта земля лишена деревьев, покрыта скудной растительностью, если не считать лишайников. В течение шести месяцев в году над ней царит тьма, а снег и лед покрывают земли от 6 до 9 месяцев в году..
Теория переселения народов предполагает, что волны людей пересекали Берингов перешеек и под давлением следующих за ними переселенцев передвигались на юг или на север. Однако сейчас накоплено большое количество фактов, свидетельствующих о том, что земли американских континентов были заселены гораздо раньше, а многие животные эволюционировали отдельно от евразийских видов. Теория переселения полагает, что эскимосы пришли из Азии, если это так, то они повернули на север, в земли, на которых могли выжить только упорные, храбрые и одаренные люди, все остальные переселенцы направились на юг, к плодородным землям за поясом лесов.
Да, конечно, у эскимосов есть определенные черты, которые могут свидетельствовать о происхождении их от монгольской расы, однако попытки связать их язык с каким-либо из азиатским языком не увенчались успехом. Достаточно устойчивой генетической характеристикой является группа крови. У эскимосов группа крови относится к типу В, не встречающемуся у индейцев, которые по теории также пришли из Азии. Является очевидным, что до самого последнего времени не наблюдалось смешения этих рас. Куда более многочисленны смешанные браки между индейцами и белыми людьми.
Эскимосы обладают целым рядом примечательных отличительных особенностей. Например, у них необычайно маленькие ладони и стопы, что едва ли можно ожидать у людей, принужденных жить в таких трудных условиях. Расположение и форма зубов эскимосов отличается от азиатов, индейцев и европейцев, так резцы имеют лопатообразную форму, а челюсти и зубы столь сильны и крепки, что эскимосы используют их для таких задач, которые разрушат зубы у других рас. У них очень узкая переносица и, как отмечают многие исследователи, гораздо меньше носовых истечений, чем у других людей в морозную погоду.
Так как, за исключением лишайников, в окружающих землях практически не было растительности, эскимосы были вынуждены приспособится к мясной диете. В течение короткого лета они ловили и сушили рыбу, путешествовать летом по тундре было очень трудно или невозможно из-за тающего льда и снега. Когда устанавливались морозы, эскимосы могли охотиться на карибу (оленя), мускусных быков и других животных. В какой-то степени они получали растительную часть рациона, употребляя в пищу содержимое желудка травоядных животных. Эскимосы охотились на морских котиков, моржей, белых медведей и китов.
Одежда делалась из кожи и шкур, летние жилища также делались из шкур, зимой строились иглу – дома изо льда и снега. Инструменты и приспособления для охоты изготавливались из костей, тепло и свет получали из жира морского зверя и китов. Мужчины и женщины настолько зависели друг от друга, что временами практиковалось многомужество. Женщины изготавливали одежду и использовали свои крепкие зубы и сильные челюсти для смягчения кожаной обуви, затвердевавшей во время дневной охоты. Сообщества эскимосов существовали по принципу коммуны, где успешный охотник разделял свою добычу среди других членов сообщества.
Современные исследования показывают, что собака была одомашнена около 20 000 лет назад. Трудно представить себе, как эскимосы могли бы выжить без собак. На Евразийском континенте некоторые народности использовали и оленей, но подобная практика у эскимосов отсутствовала. Существуют некоторые данные, свидетельствующие, что отдельные группы праэскимосов не имели собак и сами запрягались в нарты и санки. Они жили в низменных областях побережья. Те же эскимосы, которые жили во внутренних районах или на пересеченных землях, не могли сами справиться с перевозкой грузов, особенно на больших нартах. Так называемый шпицеобразный, арктический тип собак является преобладающим, выраженно доминантным типом и, возможно, эскимосская собака, наряду с оленегонными шпицами представляет собой старейшее одомашненное животное.

Глава 2

МАЛЕМУТЫ, НАРОД ИЗ МАЛЕ

Название «Аляска» является искаженным алеутским словом «А-ла-ас-ка», означающем «великая страна» или «обширная земля». Аляска также ранее произносилась как Альеска и Альешка. Язык эскимосов сложен и имеет практически бесконечное число суффиксов, каждый из которых несет небольшое изменение значения, одним из таких суффиксов является «-мьют», он переводится двумя значениями: «люди, народ» и «обитатели …».
Одно племя эскимосов называла себя Малемьюты, значение «Мале-» утеряно, но мы можем перевести все название как «народ из Мале». Большинство эскимосов небольшого роста, что дает преимущество в выживании в арктических условиях, однако И.У. Нельсон, ходивший на корабле «Корвин» в 1881 г, написал:
«Малемуты и племена с Кавиакского полуострова и островов Берингова пролива высоки ростом, активны и хорошо сложены. Среди них часто попадаются мужчины 175-180 см ростом и пропорционального сложения. Как я могу судить, в среднем их рост практически равен среднему росту белых людей.
Как раса, эскимосы очень выносливы и нечувствительны к холоду. Пока «Корвин» стоял на якоре в проливе Хотэм осенью 1881 я наблюдал малемутскую женщину с двумя маленькими дочерьми, одной из которых было около двух лет, другой – около пяти, спящими на палубе и одетыми только в обычную одежку. В это время дул очень холодный и пронзительный ветер, и для нас было очень сложно оставаться в тепле, не смотря на толстую одежду.
Когда я в феврале был в конце залива Нортон Саунд, температура держалась около минус сорока градусов по Фаренгейту, десятилетний мальчик с нартами и тремя собаками был послан вернуться назад на несколько миль, чтобы вернуть пару потерянных снегоступов. Он вышел один и вернулся через несколько часов со снегоступами, его щеки сияли красным от холода, но больше не было никаких признаков воздействия такой температуры».
В 1877 году Нельсон был послан привезти коллекцию с Аляски для национального музея США. В его отчете, опубликованный в «Восемнадцатом ежегодном отчете бюро американской этнологии», было много сказано о малемутах:
«Люди из Шактолика сказали мне, что в древние времена еще перед тем, как пришли русские (в 1765 и позже), на всем побережье залива Нортон Саунд от Пастолика к северу за Шактоликом жили люди народности Уналит. В то время южные границы проживания малемутов было начало залива Нортон Бэй. С тех пор они распространились, занимая деревню за деревней, и сейчас люди Шактолика и Уналаклита в основном являются малемутами или смесью малемутов и уналитов. Далее рассказчики добавляли, что с момента исчезновения оленей с побережья численность народности малемуты сильно уменьшилась».
Нельсон здесь пишет не о одомашненном северном олене, используемом в Азии для получения пищи, молока, кож и для транспорта, а об американском олене, называемом карибу. Карибу совершали длительные миграции огромными стадами и по неизвестной причине пути их миграции изменились. Из-за снижения количества пищи численность малемутов упала.
«Различные русские поселенцы», продолжает Нельсон, «и другие, кто жил в этом регионе 1872 и 1873, рассказывали мне, что в то время в поселении Кигиктаюик проживало около 200 человек, в то время как в 1881 – я насчитал только 12-14. В то время горы, окружающие побережье около поселения, были покрыты оленьими стадами, и помимо уналитов множество малемутов собралось здесь для охоты».
Доктор Джон Симпсон, корабельный врач, зимовавший в Барроу в 1827 году, был одним из первых белых людей, достигших этой точки. Он написал о четырех крупных торговых центров эскимосов, один из которых был на берегах залива Котцебу Саунд. Это были земли малемьютов или, как мы сейчас произносим, малемутов.
Две великие реки впадают в Коцебу Саунд: Кобук и Ноатак. Индейцы и континентальные эскимосы приносили свои меха и добычу в торговый центр и обменивали их на товары из Азии и на собак.
Лейтенант Джордж М. Стоуни, принимавший участие в морском исследовании Аляски в 1900 году, описывал группу из сорока Кобукских эскимосов с пятьюдесятью собаками и двенадцатью нартами, они возвращались в горы после торговли с малемутами. Лейтенант Стоуни писал, что некоторые нарты тянулись мужчинами, женщинами и собаками одновременно. Он отмечал, что континентальные эскимосы редко использовали много собак. Еды было мало, так что они держали только одну или две в качестве помощников.
Малемутские собаки того времени были тяжелыми упряжными собаками и были настолько чистопородными, насколько эскимосское сообщество могло это поддержать. Но в 1896 году в Клондайке на реке Бонанза Крик было открыто золото, огромный поток золотодобытчиков создал такой запрос на собак малемутов, который не мог быть удовлетворен, и собаки из внешнего мира были привезены на Аляску в большом количестве. Особой популярностью пользовались сенбернары, как говорили золотодобытчика, они обладали большой тягловой способностью. Все эти собаки скрещивались с малемутскими и другими арктическими собаками, хорошая собачья упряжка могла принести до 1700 долларов, а цена отдельной собаки могла доходить до 500 долларов.
С того времени люди начали разводить волчьи гибриды, и даже запрягать чистокровных волков, пойманных щенками. Возможно, очень маленькая часть всего этого и была правдой, но что было правдой точно, так это то, что слава маламутов была столь велика, что всех напоминавших их собак стали называть маламутами. Что также было правдой, так это то, что все помеси быстро возвращались к шпицеобразному типу, к которому принадлежат все арктические собаки. Этот тип был доминантным более столетий, чем человек может себе представить, так что даже первое поколение помесей выглядело как шпицеобразные собаки, а не как другая порода. В течение трех поколений терялся любой признак привнесенной породы.
Конечно, внутри арктического типа имелись небольшие вариации из-за изоляции различных популяций собак. Возможно, эти различия лежат в основе вариаций, обнаруживаемых в современных аляскинских маламутах. Они не означают нечистопородного разведения современных собак, или отступления от чистого типа.

Глава 3

АРКТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛИ РАССКАЗЫВАЮТ О СВОИХ ВЫДАЮЩИХСЯ СОБАКАХ

Владельцы аляскинских маламутов, да и любой другой арктической породы должны знать о достижениях их собак на службе для людей Арктики. Все северные породы имеют схожие черты – они способны работать в практически убийственных условиях — они чрезвычайно устойчивы к холоду и способны работать на очень скудной пище. Множество достижений северных собак описано арктическими исследователями, и в этой главе мы расскажем об этих исследователях.
Поиски Северо-Западного прохода от Европы к Азии начались в ранних 1700-х годах. Основные арктические экспедиции проходили с 1740 до 1890. Большинство исследователей выходило на север от Европы и пыталось пройти на Запад, другие, например испанцы, огибали мыс Горн и затем начинали исследовать тихоокеанское побережье Америки на север. Также проходила экспедиция великого Джорджа Ванкувера (Англия). В то время русские двигались через Сибирь. В 1728 Витус Беринг прошел через пролив, носящий его имя. В 1741 Беринг и Алексей Чириков обнаружили американское побережье. Корабль Беринга потерпел крушение на острове, носящем его имя, и он умер там 8 декабря 1741. К 1775 году русские построили серию торговых пунктов вдоль южного побережья Аляски.
В одной из величайших в истории наземных экспедиций — Александр Макензи прошел по арктическим побережьям до мыса Мензиес и вернулся назад. Великая река носит его имя, и изредка встречаются упоминания о собаках, называемых «Маккензи ривер маламуты». Его путешествия проходили в 1792-1793 годах.
Первыми исследователями, достигшими северного побережья Аляски, были англичане сэр Джон Франклин и капитан Ф.У.Бичи. Они были посланы в 1826 году для картографирования побережья к западу от реки Маккензи. Джон Симпсон, корабельный врач, зимовал в поселении Барроу, которое тогда, как и сейчас, было крупнейшим эскимосским поселением в мире. Мыс Пойнт Барроу является самой северной точкой американского континента.
Джон Симпсон в своем журнале описывает четыре крупных торговых центров эскимосов, и один из них важен для нашего рассказа. Он находился рядом с Котцебу, куда приходили эскимосы и индейцы из долин рек Ноатак и Кобук для обмена мехов на товары и собак. Позволим исследователям самим рассказать об их собаках. В 1824 году был опубликован «Дневник капитана Д.Ф. Лайона». Капитан Лайон командовал одним из кораблей экспедиции капитана Керри в 1821-1823 годах. Корабли назывались Гекла и Фурия. Вот выдержки из его дневника:
«Они дают потомство каждый год, и редко количество щенков превышает пять. В декабре, когда термометр показывал сорок градусов ниже нуля, суки были в различных стадиях течки. Мои собаки на корабле не имели никакого укрытия, но лежали на палубе так, как будто бы погода была мягкой, притом что термометр показывал минул 42-44.
После нескольких экспериментов я установил, что три моих собаки могут тащить меня на нартах, весящих 100 фунтов, со скоростью 1 миля за 6 минут, и как доказательство силы взрослой собаки, мой вожак один протащил 196 фунтов на ту же дистанцию за 8 минут.
В другой раз 7 моих собак пробежали милю за 4 минуты и 30 секунд, таща тяжелые нарты, полные людей… После, перетаскивая груз к Фурии на дистанцию 1 миля, 9 собак протащили 1611 фунтов в течение 9 минут. Мои нарты были на деревянных полозьях, не подбитые ничем и не покрытые льдом; если бы это было сделано, на каждую чобаку можно было добавить по крайней мере сорок фунтов».
Описывая их чудесную способность отыскивать путь и находить дом, он писал: «я часто возвращался домой с Фурии, находящейся на расстоянии около мили, в абсолютной темноте в поземке или метели, полностью полагаясь на этих надежных слуг, которые, опустив носы к снегу, бежали, направляемые только своим обонянием. Если бы они ошиблись или заупрямились, никакие человеческие приспособления и умения не могли бы привести нас домой до установления нормальной погоды».
Собаки были, конечно, голодны все время, и капитан Лайон отмечает, что «собаки съели, по крайней мере, двух мертвых эскимосов». Это были тела, оставленные на льду, когда похороны были невозможны.
Франц Боас дает интересные комментарии о характере собак, как описывается в статье «Центральный эскимос» в Шестом ежегодном отчете Бюро этнологии Смитсонианского института в 1888 г. :
«Если какая-либо собака ленится, погонщик зовет ее по имени и стегает ее, но очень важно стегнуть именно названную собаку, так как, если попадает другой, он чувствует себя оскорбленным и кидается на пса, чье имя было названо. Вожак тут же влезает в драку, и скоро вся упряжка представляет собой рычащую и воющую массу, и никакое количество стегания и битья не остановит дерущихся собак. Единственно, что остается, это ждать окончания драки и устранять ее последствия».
Некоторые считают, что лед на арктическом океане плоский и гладкий, как на пруду, однако сильные ветра очень часто ломают ледяной покров, оставляя зоны открытой воды и образуя торосы и нагромождения ледяных обломков. Да и на земле не всегда можно легко проехать. Известный натуралист Джон Муир в книге «Путешествие Корвина» дает несколько замечательных описаний езды на собаках и как северные народности держат своих собак:
«…Мы увидели собак около сотни голов с 11-ю нартами, лежащих на снегу и представляющих живописнейшую картину среди белых снегов. Три упряжки были растянуты перед нами… Капитана и меня посадили на двое нарт, и мы помчались в даль по замерзшему потолку моря с двумя рядами хвостов впереди.
Расстояние до деревни… было примерно три мили, первая миля — очень тяжелая и абсолютно безнадежно недоступная для нарт. Но волкообразные собаки и погонщики, казалось, расценивали все это, как обычное дело, и весело трусили вперед, вверх на одну сторону вздыбленного обломка льда и вниз по другой стороне с внезапным нырком и ускорением, оскальзываясь по бокам скошенных обломков и через лужи воды и подтаявшего снега вперед и вперед тем или другим путем, ни разу не останавливаясь. Собаки бежали вперед ровной рысью, а вожак лишь изредка оглядывался через плечо для получения указаний в самых худших местах. Мои нарты ни разу не перевернулись, у капитана – только дважды… Собаки работали ровно как быки в ярме, каждая держала потяг туго натянутым, не показывая ни малейшего желания уклониться от работы».
В данном рассказе Муир описывает чукчей, живших на сибирском побережье:
«в одном жилище жили три или четыре семьи, каждая из которых имела свой собственный угол, отгороженный пологом из оленьих шкур, шкуры же устилали пол в несколько слоев. Нам выделили один из таких углов – самое уютное, удобное и защищенное укрывище от штормов, которое только можно представить и к тому же очень чистое.
Общий дом отличался очень сильно; собаки вперемешку с едой, волосы везде, странные стойкие запахи, не поддающиеся даже арктическому морозу. Достаточно много детей по отношению к числу взрослых. Если ребенка надо было кормить, мать просто вытаскивала одну руку из просторного рукава парки и спускала ее вниз пока не откроется грудь.
Миски, использовавшиеся в домашней готовке были деревянные, в самых маленьких, после тщательного вылизывания, часто спали щенки. Казалось, миски сделаны специально под них, так идеально они в них вписывались. Собаки с готовностью вылизывали большие котлы, в которых варилось мясо морского зверя. Несмотря на то, что щенки, кормящие суки и детишки везде валялись вперемешку или спали уютно свернувшись в чисто вылизанных котлах и мисках, картина получается очень живописная и неописуемо трогательная.
В каждой хижине однако имеется от одной до трех роскошных «спальни». Стены, потолок и пол сделаны из мягких оленьих шкур и каждый полог (спальня) имел светильник, заправленный жиром мор.зверя или кита для освещения и обогрева. После охоты во льдах, длинного тяжелого путешествия в непогоду, чукча-охотник, голодный и усталый, возвращается в свое укрывище, наедается до отвала мясом и жиром кита или котика и зарывается в свое меховое гнездо, в свой полог в счастливом покое, чтобы покурить и заснуть».
У Муира есть также описание летнего путешествия:
«… восемь каноэ, загруженных всем скарбом эскимосов, палатками, детьми и т.д.проплыли близко к берегу по направлению к мысу Ледяному; все, за исключением одного, тянули собаки – от трех до пяти на каждое каноэ – привязанные к ним длинными канатами из моржовых шкур, управляли ими женщина или подросток. «У-уч, у-уч, у-у-уч» поторапливали они их. Собаки тащили каноэ весом около двух тонн со скоростью две с половиной мили в час. Когда начинались скалы, собаки плыли, а погонщики забирались в каноэ до следующего пляжа. Каноэ без собак передвигалось с помощью весел. Это племя пришло от Пойнт Хоуп (мыса Надежды)».
Джон Муир писал свой журнал в 1881 году, когда «Корвин» плавал в поисках останков исследователя Арктики Де Лонга и его судна «Жианнетт». Цитаты взяты из издания 1917 года.
Как мы считаем, лучшее и наиболее печальное описание северных собак было сделано начальником экспедиции лейтенантом Джорджем Вашингтоном Де Лонгом. Его экспедиция на Жианнетте началась в Сан-Франциско 8 июля 1879. Он вел ежедневный дневник до самой смерти от холода и голода в начале октября 1881. Экспедиция пыталась достичь Северного полюса через западную Арктику. 25 августа 1879 года Джордж Де Лонг написал, что он был в бухте Св. Лаврентия (Сибирь) и забрал сорок собак и девять нарт.
«Все они крупные и сильные, бродят по палубе совершенно свободно, дерясь каждые пять минут, и полностью этим довольны … Природа этих собак заключается в том, чтобы драться все время, и если их как следует не бить, их невозможно держать в мирном состоянии».
Когда четверых собак спасли с льдины, Де Лонг написал: «оставшиеся собаки были очень злы на отсутствовавших собратьев, и ежели бы не были приняты меры, они бы обязательно устроили драку, празднуя их возвращение, без сомнения, рассматривая это вынужденное разлучение как попытку избежать работы».
Одно время собак кормили мороженой пищей, и Де Лонг отмечал, что у некоторых псов были гнилые зубы, а у некоторых их не было вообще. «Эти собаки пока пытаются раскусить и проглотить мороженую пищу, часто обкрадываются более энергичными собаками с хорошими челюстями, которые могут, если им понадобится, уменьшить в размере железную палку, чтобы она уместилась у них в желудке».
Когда «Жианнетт» застряла во льдах, лейтенант Де Лонг написал еще одно несравненное описание своих собак: «Погода мрачная, угнетающая, неприветливая, ветра, дующие от10 до 23 миль в час, срывают снег со льдов облаками, и вперемежку с падающим снегом снижают видимость ниже 100 ярдов. Здесь и там на палубе маленькие белые холмики указывают, где лежат собаки, и даже собачьи драки прекращены до тех пор, пока не развиднеется и друга можно будет отличить от врага.
…зачем они дерутся, как они дерутся и с кем они дерутся кажется абсолютно абстрактными вопросами для них до тех пока есть возможность драться. Например, собаки один и два видят собаку три в подходящем положении, возможно, возящейся с консервной банкой, которая уже была пуста много месяцев. Как будто бы по составленному плану первая и вторая собаки налетают на третью, сшибают ее и, кажется, разрывают на куски. К счастью, шерсть настолько длинна и плотна, что атакующая собака получает полный рот шерсти до того, как его зубы достигнут плоти, так что в основном повреждения невелики. Уязвимыми частями являются уши и живот.
Я видел атакуемую собаку, которая убежала, легла на живот и засунула голову в сугроб, в то время как ее враги, стоя над ней, откашливались от шерсти, которую они выдрали с ее спины.
Но внезапно собака три кидается на собаку два и ей помогает собака один, ее предыдущий враг. К этому времени вся стая собирается, как по мановению волшебной палочки, и начинается большая и свободная драка, и только появление людей и беспощадное применение кнутов утихомиривает эту битву.
Они разделяются на маленькие банды по 3 или 4, и в этих дружественных сообществах они также дерутся. Целыми днями все может идти хорошо, затем одна собака чем-то оскорбляет своих сотоварищей, и они набрасываются на виновницу и гонят ее до тех пор, пока не удовлетворят свои чувства. Обычное дело видеть собаку из черного списка, бродящую в четверти мили от судна и боящуюся вернуться назад пока не кончится время ее изгнания. Она затем возвращается, заискивающе повиливая хвостом, желая воссоединиться, и приветствуется либо виляющими хвостами, либо оскаленными зубами, в случае чего снова возвращается в свои одинокие блуждания до следующей попытки.
Другая странность заключается в том, что хотя собаки не обращают никакого внимания ни на одинокую особь, ни на упряжку уходящую от судна, за исключением наискорбнейшего завывания, они рассматривают как величайшее оскорбление, что кто-то осмеливается вернуться. Стая чует возвращающегося за несколько сотен ярдов и собирается в ожидании. Если возвращается упряжка, тут же начинаются драки между запряженными и свободными псами и требуется вмешательство двух или трех человек, чтобы их прекратить. Как только упряжь снята, все стихает, банды воссоединяются и разбегаются по своим обычным лежкам. Если возвращается одинокая собака, что ж тем хуже для нее. Как только она появляется, стая вся кидается на нее и тут уже вопрос скорости и умения как можно ближе подобраться незамеченной, так как если возвращающаяся собака первая добегает до своего места – она в безопасности. По всегда соблюдающемуся правилу попадание на свое место полностью восстанавливает ее в гражданских правах стаи. Осторожность в приближении и рывок на последнем отрезке дистанции указывают на гораздо более развитый ум и сообразительность, чем мы обычно приписываем собакам.
Заботу и уход, которые они оказывают друг другу в случае беды или болезни можно хорошо показать на примере Джека и Снаффи. У Снаффи в драке был прокушен и сломан нос, и его голова вдвое увеличилась в размере из-за отека и инфицировавшихся костей. Джек вроде приходится Снаффи братом и привязан к нему гораздо больше, чем многие люди к своим родственникам. Он все время находится рядом со Снаффи, вылизывает и вычищает его, следит, чтобы его не обижали другие собаки, следует за ним на вражеские территории, охраняет его и прикрывает его отход. Если Снаффи находит какую-нибудь игрушку, например, старый мокасин или кусок шкуры, Джек следит, чтобы никто не отобрал ее, находится рядом, пока тот ее жует и, если Снаффи бросает игрушку, то подбирает и следит за ней, пока она снова не понадобится брату. Вся стая настолько привыкает к таким явлениям, что позволяет собакам-инвалидам гораздо большее, нежели нормальным псам.
Их хитроумие и пронырливость необыкновенны. Когда я ночью около12 часов вышел для метеорологических наблюдений, около 12 собак окружили меня, будучи чрезвычайно возбужденными, по какому-то поводу. Оглянувшись в поисках причины, я обнаружил крупного пса, залезшего головой вперед в бочку так, что наружу торчали только хвост и задние ноги. Он забрался туда в поисках моржового мяса на дне, и ни одна собака не осмелилась его оттуда вытащить, ибо сзади было непонятно – драчун этот пес или нет. Беспокоясь за сохранность мяса, я вытащил его из бочки, и тут же половина банды узнала его и они насели на него, так как он не был хорошим бойцом, другая же половина стаи дралась между собой за право влезть в бочку за мясом. Таким образом, боясь попасть в переделку, они ожидали кого-то другого, кто разрешить загадку «кто залез в бочку?»
В конце июня 1881 года Жианнетту раздавило льдами и судно затонуло. Экипаж спасся в двух лодках, но их разбросало штормом. Лодка Де Лонга разбилась у берега и люди начали длинный переход в поисках жителей, пищи и укрытия. Их запасы еды кончились, и пришлось убивать собак. Один за одним умирали люди, на 113 день пути была убита последняя собака, а на 140 день была сделана последняя запись в журнале лейтенанта Де Лонга. Она гласила: « Бойд и Горц умерли ночью. Мистер Коллинз умирает». Его собственная смерть не заставила себя долго ждать.
Глава 4

ПЕРВЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ГОНКИ НА СОБАЧЬИХ УПРЯЖКАХ (В США)

На зимний карнавал 1920 года в городе Горхэм, штат Нью-Гемпшир была приглашена собачья упряжка и организованы катания. Упряжка принадлежала Артуру Т. Уолдену (Artur T. Walden) из Уоналанчета (Wonalancet). Его собаки были помесными, а вожаком упряжки был знаменитый Чинук (Chinook). Уолден и его упряжка произвели настолько большое впечатление, что было решено в следующем году организовать международные гонки на собачьих упряжках. Однако они были проведены только в 1922 году.
Именно эта гонка по настоящему разожгла национальный интерес к спорту с собачьими упряжками. Рассматривая ее с сегодняшних позиций, можно сказать что ни сибирские хаски, ни аляскинский маламут не вышли бы на сцену чистокровного собаководства Северной Америки, если бы не состоялись эта и другие гонки. По этой причине мы описываем первую гонку здесь.
Организовал гонку Уо. А. Браун в городе Берлин штата Нью Гемпшир. Браун владел Браун Пэйпер Компании и был широко известен своей конюшней арабских лошадей, он спонсировал две упряжки. Каюром одной был Уолден, другой управлял Генри Скиин, на третьей участвовал Джин Лебел из Квебека и четвертым участником был Жак Сюзэйн, канадец живший тогда у Лэйк Плэсид, штат Нью-Йорк.
Протяженность трассы составляла 120 миль и она была разбита на 40-мильные отрезки по одному отрезку в день, три дня. Путь вел от Берлина к Коулбруку, затем до Ланкастера и назад в Берлин. Гонка проходила под названием «Восточное международное собачье дерби», съемочные команды с телевидения и документальных съемок собрались, чтобы запечатлеть великое событие. Уолден победил, Генри Скиин был вторым, Жак Сюзэйн – третьим и Джин Лебел – четвертым.
Место проведения гонок затем перенесли в Квебек. Та первая гонка вызвала столь большой интерес, что Америка проснулась и осознала, что гонки на собачьих упряжках могут быть отличным видом спорта. Гонки в Квебеке привлекли Эрли Бриджеса из Зе Паса, Манитоба в 1924 году. Он научился цуговому типу запряжки собак от Уолтера Гойна, видевшего его на Аляске. Бриджес первый использовал его на Востоке.
В 1925 тогда еще 19-летний Эмиль Сен Годард прибыл для участия в гонках из Зе Паса, также как и «Коротышка» Рассик — «маленький русский» из Флин Флона.
Уолден также вернулся для участия в гонках в 1925 году. Эта троица и Леонард Сеппала стали одними из столпов североамериканских гонок на собачьих упряжках.
Эмиль Сен Годард выиграл в гонке 1925 года, у него был практический 2-часовой отрыв от более тяжелой, приспособленной для перевозки грузов упряжки Уолдена с Чинуком. Его время прохождения дистанции равнялось 12 часам, 49 минутам 45 секундам, по сравнению с Уолденовскими 14 часами 3 минутами и 20 секундами. Сен Годард финишировал с семью собаками.
В этой связи можно выделить две вещи. Более легкие и быстрые собаки становились популярными для гонок, но, несмотря на то, что помеси делали рекорды скорости, было очевидно, что чистокровные северные собаки обладали большими резервами, выносливостью и стойкостью в тяжелых условиях повседневной работы. Также необходимо отметить, что люди на подобие Эмиля Сен Годарта, Коротышки Рассика и Роланда Ломбарда тренировались также тяжело, как и их собаки. Некоторые молодые каюры пробегали практически всю дистанцию, чтобы облегчить груз собакам.

Глава 5

АЛЛАН АЛЕКСАНДР «СКОТТИ» АЛЛАН

Это имя нельзя забыть владельцу Аляскинского маламута, так как «Скотти» Алан (Allan Alexander “Scotty” Allan) – один из величайших погонщиков и тренеров ездовых собак в истории международных гонок на собачьих упряжках. Более того, его роль в становлении породы «Аляскинский маламут» неоценима. Ведь это именно Скотти показал Коротышке Сиилей как выглядят большие тяжелые ездовые собаки севера и отдал ей собаку, позже названную Рауди оф Ном (Rowdy of Nome).
Родился Аллан Александр Алан в маленьком городке в Шотландии. Его отец разводил овец, держал кузницу и магазин при ней. Люди отмечали его способность понимать животных и их готовность подчиняться ему и делать, что он хочет. У сына эта способность была развита даже в большей степени. Невысокий, но атлетически сложенный, Алан однажды выиграл соревнования по бегу для мальчиков до 8 лет и после этого он соревновался со старшими ребятами.
Подростком он взялся за дрессировку бордер-колли, который отказывался слушаться хозяина. Скотти Алан завоевал доверие собаки, и они выиграли Гранд Нэшнл Шиип Дог Трайлз – общенациональные соревнования пастушьих собак.
Затем отец послал мальчика в школу верховой езды, и там его способность к пониманию животных опять показала себя. В девятнадцать лет он был нанят для доставки чистопородного клейдесдальского жеребца в Южную Дакоту, США. Лошадь обладала выраженным злобным нравом и во время жестокого шторма в Северной Атлантике, Скотти успокоил и контролировал не только эту, но и всех остальных лошадей, перевозимых на борту. После прохождения обязательного карантина, лошадь, Скотти и его собака закончили свое путешествие в Южной Дакоте.
Некоторое время Скотти работал в Монтане и обоих Дакотах, затем женился на девушке из Орегона, но тяга к приключениям была все еще велика, а еще более велико было притяжение золота Клондайка. Скотти уехал на север, обещав жене вернутся и спустя время он выполнил свое обещание. В своих странствиях он добрался до Нома, к этому времени у него была собственная собачья упряжка, состоящая из вожака по имени Дубби и четырех молодых псов – однопометников, которых никто не желал брать. Дубби Скотти приобрел в питомнике Хадсонз Бэй Компани.
Скотти прибыл в Америку в 1887 году и тут-же, в Номе, его деяния и способность управляться с собаками дали ему большую репутацию. Совместно с судьей Альбертом Финком он организовал первые официальные гонки на собачьих упряжках, которые они назвали Всеаляскинский Тотализатор. Это была гонка без перерывов на 408 миль от Нома до Кендла и обратно. Финк выиграл первую гонку, в 1908 году, в следующем году выиграла упряжка Джейкоба Бергера под управлением Скотти. Совместно с писательницей Эстер Дарлинг Скотти организовал питомник Дарлинга и Алана.
Их работа была столь успешна, что в течении 10 лет Скотти пришел первым 3 раза, 3 раза был вторым и третьим. Дарлинг написала несколько книг о собачьих гонках и о знаменитом вожаке Скотти – Балди оф Ном (Baldy of Nome). Говорится, что каюр – самый тяжело работающий член команды, Скотти Алан подтвердил это. Он имел обыкновение бежать рядом с нартами долгие дистанции, есть минимальное количество еды, не спать по 24 часа и т.д.
Доктора предупреждали Скотти, что ему следует утихомириться, но он лишь пожимал плечами. Он хотел получить от жизни все. Когда Бог призовет его, Скотти пойдет без колебаний, ну, а пока, что в жизни надо узнать все.
Артур Тредвелл Уолден переехал в Нью Гемпшир, где он разводил, тренировал собак и участвовал в гонках. Ричард Берд готовился к экспедиции в Антарктику и к Южному полюсу. Уолден был уполномочен подбирать собак и тренировать их и погонщиков, он также позвал на помощь Скотти, который с готовностью откликнулся на призыв и таким образом встретился с Евой «Коротышкой» Сиилей (Eva “Short” Seeley).
Но Скотти не мог поехать в Антарктику, Уолден, доживший до 91 года, поехал без него. Скотти вернулся к своей семье в Калифорнию, где и упокоился с миром 1 декабря 1941 года.
Огромное количество книг и статей рассказывает о жизни Скотти, его биография опубликована Путнамом, также Эстер Дарлинг написала несколько книг об аляскинских ездовых собаках, их владельцах и гонках. Одна из них, «Балди из Нома» рассказывает о Скотти и его знаменитом вожаке упряжки.

Глава 6

РАННИЕ ГОДЫ – ЕЗДОВЫЕ СОБАКИ В НОВОЙ АНГЛИИ

Написано Евой Сиилей (Eva Seeley)
Артур Тредвелл Уолден, ветеран соревнований по перевозке больших грузов и победитель первых международных гонок на собачьих упряжках, поселился в Уоналанчете, штат Нью Гемпшир. Он купил гостиницу Уоналанчет Инн и устроил сзади нее питомник. Гостиницей заправляла его жена Кейт «Слипер» Уолден.
Ева Брюнелль, маленький сгусток энергии однажды станет известна миру не как инструктор по физической подготовке, а как основатель породы, которую мы знаем как «Аляскинский маламут». Но сейчас она возвращается на север из Флориды, чтобы помочь в подготовке зимнего карнавала в городе Уорчестер, штат Массачусетс, откуда она родом. По дороге на север она прочла статью в газете про Уолдена и его собачью упряжку. Для нее стало ясно, что ездовые собаки (называемые в газете волчьими собаками) станут большим событием и приманкой на карнавале и устроители с ней согласились. Она позвонила Уолдену и наняла его. Как потом, оказалось, прибыло две упряжки.
Трассу для упряжек проложили по полю для гольфа. Уолден посадил Еву в нарты на ее первый в жизни пробег на собаках, по пути, кошка перебежала трассу и упряжка из девяти собак ринулась в погоню. Уолден перевернул нарты, спасая Еву от возможных увечий, повредив себе руку. Еву захватила езда на собаках, и она навсегда стала поклонником ездовых собак. Это был 1923 год.
Жених Евы Брюнелль, Милтон Сиилей, химик, также приехал на карнавал и был поражен собаками. Когда он и Ева поженились, медовый месяц пара провела в Уоналанчете. Здоровье Милтона ухудшалось и, наконец, супруги решили, что он должен уйти на пенсию. Пара переехала в Уоналанчет, они приобрели землю, выстроили дом, питомник и проложили трассу. Шел 1927 год.
Тем январем, Артур Уолден занимался подбором и тренировкой собак и погонщиков для первой Антарктической экспедиции Берда. Требовалось подобрать еще 50 собак к уже имеющимся, и их привезли на грузовиках и поезде. Среди помощников Уолдена был Скотти Алан.
Скотти позвал Еву прийти поглядеть на одну собаку. Это был большой добрый пес, которому очень нравилось гладиться. Скотти сказал Еве (известной к этому времени всем как «Шорт» — Коротышка) что эта собака и есть настоящая северная ездовая собака для перевозки тяжелых грузов. Так как у пса не было имени, Ева назвала его Рауди оф Ном (Rowdy of Nome), он был приписан к упряжке Эдварда Гудейла.
У Коротышки в растущем питомнике было немного собак такого типа. Она влюбилась в Рауди и начала искать и подбирать собак такого типа. Таким образом, можно сказать, что именно Скотти Алан привил Еве образ аляскинского маламута.
Артур Уолден организовал в 1924 г. Клуб ездовых собак Новой Англии и начал проводить гонки. Однако, он продолжал тренировать собак для экспедиции Берда и частота проведения гонок значительно снизилась.Президентом клуба был Уолтер Ченнинг, но он хотел снять с себя полномочия, он согласился остаться на посту до появления замены, при условии, что Шорт Сиилей будет ему помогать. И так, с помощью мужа, Милтона, она сумела восстановить расписание гонок и нормально провести сезон.
Семья Сиилей начала поиск собак в типе Рауди. Леонард Сеппала решил заниматься только сибирскими хасками, основал свой собственный питомник в Поланд Спринг в Мэне и передал Сиилей собаку. Также в то время Сиилей приобрели Юкон Джада (Yukon Jad) и Беси (Bessie).
Элизабет Рикер из Поланд Спринг занималась гонками на сибирских хасках и решила зарегистрировать эту породу в Америкен Кеннел Клабе (Американский кинологический клуб, АКС). Это дало идею Коротышке Сиилей зарегистрировать настоящую исконную американскую породу, которую она создавала и совершенствовала в Уоналанчете.
Вторая экспедиция адмирала Берда требовала больше собак. Семья Сиилей занимавшаяся гонками на сибирских хаски и разводившая собак, называемых аляскинскими маламутами, могли снабдить его собаками собственного разведения. В 1929 г. от Юкона и Бесси было получено 4 кобеля, это был первый помет, полученный от однотипных собак и щенков можно назвать первыми аляскинскими маламутами.
Эти четверо были Грипп оф Юкон (Gripp of Yukon), Тагг оф Юкон (Tagg of Yukon), Керсаг оф Юкон (Kearsage of Yukon) и Финн оф Юкон (Finn of Yukon). Финна можно было услыхать во время радиопередач. Грипп стал первым чемпионом породы, Керсаг не вернулся из Антарктики.

Глава 7

ПРИЗНАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО КЛУБА ПОРОДЫ

После отбытия Первой антарктической экспедиции Берда Ева и Милтон Сиилей начали вести обширные исследования аляскинских собак. Они уже получили первый однотипный помет. Теперь они хотели продолжать и расширять породу. Через Скотти Алана Сиилей начали обширную переписку с владельцами и заводчиками с Северо-Запада США, Аляски и Юкона. Официальное признание породы Сибирский хаски в 1930 г. воодушевило владельцев маламутов зарегистрировать свою породу.
Френк Гоу прислал фотографии своих собак и объяснение своей стратегии разведения. Гоу до сих пор не пытался зарегистрировать своих собак в Американском или Канадском клубе собаководов, он просто старался вывести однотипную крупную тяжелоупряжную собаку.
Среди тех с кем списывались Сиилей и кто помог ей выстроить концепцию чистопородного аляскинского маламута был епископ Бентли, который на собачьей упряжке объехал почти всю Аляску; знаменитый «Священник льдов» преподобный отец Хаббард и Френк Дю Фрес председатель суда Аляски, один из ее наиболее признанных спортсменов, владевший упряжкой чисто белых сибирских хаски.
У Сиилей в питомнике родилась отличная сука, и они получили обратно еще одну – Холли – после первой экспедиции Берда. Капитан береговой охраны привез кобеля с острова Св. Лаврентия, которого назвали Сент-Лоуренс Муклук (St. Lawrence Mukluk). Муклук был отличный рабочий пес, отличающийся как силой, так и умом. Муклука повязали с сукой хорошего типа и получили однородный помет. В 1932 г. во время второй экспедиции Берда, племенной материал Сиилей был использован в разведении и было получено семь однотипных серых собак, называвшихся «Серые Адмирала Берда».
Респонденты сообщали Сиилей, где они могут достать собак в данном типе и темпераменте и по прошествии семи лет Сиилей поняли, что порода готова к официальному признанию АКС.
Милтон и Ева выставляли некоторых из своих сибирских хаски на разных выставках. Организатор «Фолей Дог Шоу Организейшн» Джордж Фолей, который помог многим клубам и даже породам организовать встречу с Чарльзом Ингли, президентом АКС, сопровождал семью Сиилей на встречу. Политика Американского Кеннел Клуба заключается в том, что каждой новой породе вначале дается только предварительная регистрация. Собак выставляют в Смешанном классе (американская система выставок, класс в котором выставляются представители непризнанных АКС пород) до тех пор, пока не зарегистрируется достаточное количество представителей породы, чтобы заслужить право на открытие племенной книги.
Мистер Ингли объяснил, что выставляемые собаки должны быть однотипны, иначе он не может сказать, сколько займет времени получение полной регистрации породы. Он также остерегал против людей, являющихся проклятием каждой породы, которые нарушают ее чистоту в погоне за деньгами, играя на возросшей популярности породы. Он посоветовал Еве и Милтону выставлять за раз не менее шести собак, чтобы дать судье возможность изучить их и оценить однотипность.
В те дни Джеральдин Рокфеллер Додж организовывала и проводила замечательную выставку «Моррис и Эссекс Шоу», которая была самой крупной и знаменитой выставкой собак Америки. Выставка проходила на ее обширном поместье «Джиральда» в Мэдисоне, штат Нью-Джерси. Миссис Додж и ее менеджер Мак Клюр Холл пригласили Сиилей принять участие в шоу и выставить семь аляскинских маламутов, семь сибирских хаски и семь самоедов. Ринг проходил в специально воздвигнутом тенте и вызвал огромный интерес и энтузиазм – люди начали понимать, что эти собаки лишены диких черт, очень общительные и добрые.
Американский Кеннел Клуб также послал несколько хорошо известных судей в питомники для изучения и описания, как взрослых собак, так и щенков линии Котцебу (Kotzebu). Среди них были Кларенс Грей и Вильям Кэрри Дункан. Другие эксперты, например Чарльз Хоптон, также заинтересовались. Исходный стандарт опирался на их исследования и консультации с Милтоном и Евой. В это же время редактор журнала «Christian Science Monitor», Доктор Херд, неоценимо помог становлению породы – он провел неделю в регионе и в основном посвятил поездку изучению аляскинских маламутов и позже написал обширную статью, описывающую породу.
Большое количество собак в типе Котцебу было потеряно в Антарктике – некоторые там погибли от несчастных случаев, другие были оставлены в ней и погибли либо от взрывчатки, либо от голода. В то же время интерес к породе весьма повысился, и число заводчиков и владельцев маламутов быстро росло.
Предварительное признание породы произошло в 1935 г, в последующие годы много собак было приобретено на Аляске и Юконе, и эти собаки, наряду с питомником Сиилей, создали племенное ядро и основание для получения полной официальной регистрации в АКС.
17 апреля 1935 г был организован клуб породы Аляскинский маламут. Совещание проходило в доме Сиилей в Уоналанчете, уставными членами были владельцы маламутов, некоторые из которых просто занимались ездовыми собаками и гонками, а некоторые разводили Сибирских хаски. Милтон Сиилей был избран президентом, Уолни Херд из «Christian Science Monitor» стал вице-президентом, Грейс Байт (позже стала женой Самюеля Кирквуда, президента Американского университета в Бейруте) – казначеем и Ева Сиилей была назначена секретарем.
Здесь необходимо пояснить политику Американского Кеннел Клуба в то время в отношении регистрации. Множество собак имело неизвестное происхождение. Те, что выглядели чистопородными, использовались для разведения, иногда щенки не соответствовали ожиданиям и выбраковывались, либо данная пара более не участвовала в разведении.
Когда произошло окончательное распознание породы, много собак оказалось с неполными родословными, одно время Кеннел Клуб присваивал им номер Племенной книги, то есть регистрировал, при условии что такая собака набрала определенное количество выставочных баллов. Однако позже правила ужесточились. Собака с неизвестным происхождением или неполной родословной должна была выиграть чемпионат. И все равно ее нельзя было зарегистрировать, но если проводилась вязка с зарегистрированной собакой, потомство получало регистрацию. Такая политика вызвала протесты со стороны заводчиков Аляскинских маламутов, и, на время, Кеннел клуб сделал для нескольких собак исключения. Этим объясняется, почему родословные аляскинских маламутов доходят до записи «происхождение неизвестно» в таком малом количестве поколений.
Первая запись о регистрации в Американском Кеннел клубе датируется июлем 1935 года. Это был Грипп оф Юкон (Gripp of Yukon), рожденный 24 августа 1929 года, от Юкон Джада (Yukon Jad) и Беcси (Bessie), волчьей масти. Грипп оф Юкон также стал первым чемпионом среди Алясканских маламутов. Далее были зарегистрированы Рауди оф Ном (Rowdy of Nome) и Таку оф Котцебу (Taku of Kotzebue).
В следующем году регистрацию получили Финн оф Юкон (Finn of Yukon), Керсарг оф Юкон (Kearsage of Yukon), Патси оф Котцебу (Patsy of Kotzebue) и Шейла оф Котцебу (Sheila of Kotzebue). В 1938 году был зарегистрирован помет от Гриппа и Таку – Кобук (Kobuk), Котлаг (Kotlag), Наварре (Navarre) и Ванда (Wanda) оф Котцебу. Имя «Чинук» не появлялось до февраля 1944, когда были зарегистрировали Чинук’с Карлук оф Котцебу (Chinook’s Karluk of Kotzebue) и Чинук’с Шейла оф Котцебу (Chinook’s Sheila of Kotzebue).
В истории американских гонок на ездовых собаках нет более известного имени, чем доктор Роланд Ломбард. В 1946 году он зарегистрировал Иглу Пак’с Грипп (Igloo Pak’s Gripp) от Джиффи оф Котцебу (Jiffy of Kotzebue) и Тананы оф Иглу Пак (Tanana of Igloo Pak). Потрясающая карьера д-ра Ломбарда началась в 1930-м году, когда он выиграл гонку у лучших каюров мира того времени. С тех пор он выиграл больше гонок, чем он мог вспомнить, среди них восемь побед на мировом чемпионате «Гонка Fur Rendezvous» на Аляске. В полудюжине других знаменитых гонок он проиграл менее чем на секунду. Доктор Ломбард был одним из основателей Американского клуба аляскинских маламутов и его представителем в Американском Кеннел клубе.
В 1950 Эрл Норрис (Earl Norris) зарегистрировал Клутина оф Кобук (Klutina of Kobuk) сына Норрисовского чемпиона Торо оф Брас Коуп (Toro of Bras Coupe). Эрл и Натали Норрис сыграли огромную роль в развитии породы, Эрл выиграл Чемпионат мира в Анкоридже в 1947 и 1948 годах, а Натали выиграла женскую гонку в 1954 году. Торо оф Брас Коуп был одним из величайших производителей в истории породы аляскинский маламут и он работал в упряжке семь лет до того как начал выставляться и стал чемпионом.
И, наконец, мы дошли до имен Поля Велкера, Роберта Золлера и Ральфа и Марчетты Шмит. Они развивали и регистрировали различные линии аляскинских маламутов, но эта часть истории будет рассказана самим Робертом Золлером (Robert Zoller) из питомника «Хаски Пак» (Husky Pak).
Антарктические экспедиции Берда и Вторая мировая война собрали тяжелую жатву как с зарегистрированных аляскинских маламутов, так и нет. Эти собаки в дальнейшем могли бы оказать большое влияние на развитие породы, но, к сожалению, были безвозвратно утеряны. В 1947 году было подсчитано, что осталось только 30 зарегистрированных собак из племядра породы, и было принято решение снова открыть племенную книгу для новых кровей.
Результатом было как развитие и признание линий МЛут (M’loot) и Хаски Пак (Husky Pak), так и распространение интереса к породе на Средний Запад, побережье Тихого океана и даже в Канаду и обратно на Аляску.
По мере развития новых линий в породе, Американский клуб аляскинских маламутов разросся до национальных масштабов, и в октябре1953 года была подана заявка на членство в Американском Кеннел клубе. Стойкость и вклад в дело развития породы первых семидесяти шести членов клуба были столь велики, что многие из них были избраны членами Зала Славы Национального клуба породы.

Глава 8

ЭКСПЕДИЦИИ АДМИРАЛА БИРДА И СОБАКИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Октябрьским днем 1939 г. тысячи людей собрались в Уоналанчете, чтобы отдать дань собакам, погибшим в течение двух антарктических экспедиций адмирала Берда. Главным действующим лицом в тот день был старый аляскинский маламут Рауди оф Ном (Rowdy of Nome), принадлежащий Сиилей. Он был ветераном ездовых упряжек и весил около 40 кг. Рауди родился на Аляске и входил в состав упряжки, проделавшей тысячемильное путешествие к подножию мира. Сейчас на нем была надета антарктическая упряжь к которой был прикреплен потяг. Рауди медленно прошел к Еве Сиилей и стянул тсуговые ветви, укрывавшие бронзовую мемориальную доску.
Рауди никогда в своей жизни не просил ничего, за исключением возможности работать со своим хозяином и лежать у его ног.Сейчас он насторожил уши, вздохнул и улегся, а громкоговоритель донес послание от сэра Уилфреда Гренфелла к почетному гостю, вице-адмиралу Ричарду Берду: «Этим признанием наших долгов перед собаками, мы обязаны адмиралу и признательны ему за его присутствие здесь сегодня. «Люби меня, люби мою собаку» — это старая присказка, и, что касается наших хасок, тот человек будет самым неблагодарным из людей, кто жили и путешествовали с собаками и чья жизнь зависела от них, кто не поднимет тост сегодня – «За Адмирала Берда и его собак!» вместе с «За наших собак, наших лучших друзей!».
Все началось тогда, когда командующий Ричард Эвелин Берд (Richard Evelin Byrd) был назначен начальником экспедиции по исследованию Антарктического континента. Для ее проведения было необходимо собрать большое число собак. И конечно было необходимо тщательно обучить каюров, собрать адекватное количество качественного корма, подходящие упряжь, нарты, будки и другие вещи.
Артур Тредвел Уолден (Artur Treadwell Walden) – один из самых знаменитых в то время собачьих погонщиков – был выбран отвечающим за набор собак, погонщиков и снаряжения. Уолден выиграл первую международную гонку на собачьих упряжках. Но, что более важно, он был очень опытный погонщик грузовых упряжек.
Уолден тогда жил в Уоналанчете, где вместе с женой Кейт держал гостиницу и его питомник находился позади нее. Питомник был назван «Чинук» (Chinook Kennels) в честь Уолденовского вожака (Чинук – означает «теплый западный ветер»). Уолден также привел другого знаменитого Аляскинского погонщика Скотти Алана из Нома, а Алан убедил Еву приобрести Рауди оф Ном (Rowdy of Nome). Рауди был приписан к упряжке полковника Эдварда Гудейла.
В группе собранных собак было около дюжины крупных грузовых псов, напоминающих Рауди. Это были аляскинские маламуты, но ни они, ни сибирские хаски не были тогда признаны ни одной кинологической организацией мира как отдельные породы. А командующий личным составом погонщиков во второй экспедиции капитан Алан Иннез-Тейлор написал, что в то время существовала только одна чистокровная арктическая порода – эскимосская.
В течение 1927 года множество собак было испытано и из них много отсортировано. Также отрабатывались одежда, палатки, нарты и рационы питания, как для людей, так и для собак. Рауль Амундсен выслал свой рецепт пеммикана для людей.
Сотня собак была переправлена на корабле в Новую Зеландию в Дунедин и помещена в карантин на Карантинном острове в 7 милях от берега. Собаки плохо перенесли долгое путешествие, и было решено, что они получали несбалансированное кормление. В течение последнего года Милтон Сиили, бывший химиком по продуктам питания, экспериментировал с рецептом корма.
Руководители экспедиции затребовали корм, изготовленный по этому рецепту. Многие специалисты по кормлению и среди них д-р Джон Малколм – профессор диетологии Орандж университета – были призваны для консультации, и, в течение 2-х недель, 25 тонн собачьих галет из пеммикана было изготовлено и переправлено в Антарктику. В течение антарктической зимней ночи собакам также скармливалось мясо китов и морских котиков.
В Антарктике собаки были привязаны на поверхности до тех пор, пока через лед не были пробиты туннели и проходы, в них поставлены будки, а собаки привязаны так, чтобы они не могли драться. Погонщики начали опять испытывать своих собак, делали они это весьма жестко, так как их жизни в дальнейшем зависели от работы этих собак. Однако норвежец бывший помощником капитана судна «Сити оф Нью-Йорк» (City of New York), доставившего экспедицию в Антарктиду, собрал выбракованных собак. Затем он их вытренировал по собственной системе и сделал из них одну из самых эффективных упряжек. Его имя было Сверре Стром (Sverre Stromme), и технически он был членом ледовой экспедиции, а не погонщиком.
Известный геолог д-р Лоуренс Гоулд – второй командующий на базе № 2 – в своей книге «Холод» отдает дань уважения собакам. Как он писал, он не смог бы совершить свои геологические исследования без собак, так как все его путешествия были сделаны на собачьей упряжке. Например, он нанес на карту 1500 миль за 90 дней во время тяжелых погодных условий. Сам адмирал Берд совершил исследовательское путешествие на собачьей упряжке и определил окончательное местоположение базы американской экспедиции.
Знаменитый вожак Уолдена Чинук (Chinook) получил тяжелые травмы, когда на него набросились сразу несколько собак. Позже он сбежал из псарни, и больше его не видели, и было решено, что он ушел умирать.
Перед тем, как уехать в Антарктику, Уолден продал половину акций питомника «Чинук» чете Сиилей. После своего возвращения в Уоналанчет он продал им оставшуюся половину. Питомник «Чинук» переехал на новое местоположение и тогда же Сиилеи получили заказ на подбор 150 собак для второй экспедиции.
Между двумя экспедициями сибирские хаски и аляскинские маламуты разводились в чистоте. Они уже представляли собой породные группы, готовые к признанию Американским кинологическим клубом (AKC). В дополнение к этим собакам из Гренландии были привезены эскимосские псы, а из Канады – различные помеси. Среди собак было 7 аляскинских маламутов, названных «Серые адмирала Берда». Они были рождены в Антарктике.
Необходимо заметить, что каждая антарктическая экспедиция следовала печальному и жестокому правилу – по окончанию долгого пробега самые слабые собаки пристреливались. Этой практики придерживались и в экспедициях Берда.
По большей части собаки не болели заразными болезнями и, в частности, чумой. Между первой и второй экспедициями на рынке появилась вакцина Лейдло-Данкина. Эта первая из живых вакцин была использована на всех собаках, не имевших признаков чумы, что дало им полную защиту на время второй экспедиции.
Эта вакцина перед использованием на экспедиционных собаках была протестирована в питомнике «Чинук» и по результатам испытания был выпущен отчет: «Сначала применения вакцины в июне 1929 года четыре с половиной года назад каждая собака и все щенки в этом питомнике получали защитные инъекции. Сегодня более чем 600 собак провакцинированы и не отмечены ни одного случая чумы у обработанных собак. Что касается безопасности вакцинации, только у трех из шестисот собак проявились побочные реакции на инъекцию. У них наблюдался подъем температуры, не потребовавший вмешательства и исчезнувший в течение 12-24 часов.» В этом официальном отчете об участии питомника «Чинук» в ранних испытаниях живой вакциной против чумы отмечено, что до вакцинации этот питомник терял в среднем 15 собак в год от заболевания чумой, а в случае широкого распространения болезни погибало от 30 до 75 собак. Так, например, 20 щенков аляскинского маламута и сибирских хаски, целенаправленно полученных от породных родителей, заразились от одной из гренландских собак и погибли, поскольку были слишком молодые для вакцинации.
Собаки в Антарктике погибали в результате травм и иногда из-за несчастных случаев. Капитан Финн Ронн, сын одного из членов команды Рауля Амундсена, первым достигшего Южного полюса, потерял целую упряжку. Он пытался пройти вдоль глубокой трещины во льду, когда его тяжело — груженые нарты соскользнули, перевернулись и утащили за собой упряжку.
Когда экспедиция готовилась к возвращению домой, тяжелые погодные условия угрожали преждевременным вскрытием льда. Членам экспедиции было приказано немедленно загрузиться на корабль, а собак было велено оставить. Для людей это был ужасный удар. Они прожили долгие месяцы со своими собаками, и вся их жизнь зависела от них. Некоторые планировали забрать своих любимых собак в дома, когда они приплывут в Северную Америку. Остальные собаки должны были быть возвращены в питомник. Приказы капитана корабля считаются законом, и эти люди жили в условиях жесткой дисциплины, когда от подчинения приказам зависела жизнь. По мнению капитана, их жизням грозила опасность, и они привязали собак на льду и установили взрывчатку с часовым механизмом. Затем они отплыли, и никто на кораблях не слышал взрывов. Здесь необходимо заметить, что когда США вернулись в Антарктику, совместно с другими международными геофизическими экспедициями в 1955-1957 годах, 60 собак из Уоналанчета сопровождало экспедицию.
Уоналанчет также был местом сбора и тренировки собак для армии США в течение Второй Мировой войны. «Чинук» снабжал армию аляскинскими маламутами и другими собаками. После войны многие так и не вернулись обратно.
Армейские силы хотели использовать ездовых собак для трех целей. Собаки могут пройти там, где лошади, тракторы и самолеты не могут. Это было показано в Антарктике, когда собаки транспортировали серьезно больного человека в погодных условиях, неподходящих для полета. Собаки в Арктике также использовались как вьючные животные. Таким образом, их можно использовать в подвозе вооружения, патронов и прочего снаряжения в гористой местности. Сенбернары использовались в Альпах для обнаружения засыпанных снегом трещин, людей попавших в лавины, а также для подвоза продовольствия для тех, кто попал в буран.
Армия приняла решение использовать ездовых собак. У них имеется отличное чутье, например канадский чемпион Лорн-Холл Оугорук МаЛуут (Lorn-Hall Oogorook M’Loot) принадлежащий Лорне Джексон обнаружил тело человека засыпанного многими метрами строительных обломков после урагана. Таким образом, ездовые собаки могут использоваться в качестве поисковых лавинных собак-спасателей. Они меньше, подвижней и быстрей чем сенбернары и они могут выдерживать большой холод.
Множество ездовых собак было доставлено в Уоналанчет для начальных тренировок. Большинство было, затем переправлено в горы Колорадо для дальнейших и окончательных тренировок. Вьючные и поисковые собаки также тренировались в Скалистых горах.
Некоторые аляскинские маламуты погибли в результате несчастных случаев в процессе тренировок, поисковые собаки не были возвращены после окончания войны. Они были отправлены в Гренландию и Баффинову землю для службы на метеорологических станциях Бюро Погоды США.
Эти потери совместно с не вернувшимися из антарктических экспедиций собаками ответственны за угрожающе низкое количество зарегистрированных чистопородных основателей породы аляскинский маламут в 1947 году.
И в это время была открыта Племенная Книга породы для притока новой крови.

Глава 9

НАШ АЛЯСКИНСКИЙ МАЛАМУТ

АВТОР Натали Норрис (питомник Kuvak, ей принадлежал кобель Toro of Bras Koupe) (Родной прапра … дед в 16 поколении Ирвиса Норда и Лею Нолда Кодьяка. Прим. автора публикации)

Желание узнать больше о происхождении аляскинского маламута не проходит с годами.
Натали Джубин из Лейк Плесида держала собачью упряжку и катала людей за деньги, зарабатывая на обучение в колледже. Затем она уехала на Аляску, где встретилась с Эрлом Норрисом и вышла за него замуж. Оба они участвовали и выигрывали в крупных аляскинских гонках на собачьих упряжках.
Позже, будучи членом Аляскинской ассоциации ездовых собак, Натали Норрис писала исследования об аляскинском маламуте. Она глубоко изучила вопрос, как с помощью эскимосов, так и белых людей, прошедших через золотую лихорадку.
Один из авторов этой книги хотел бы подчеркнуть два важных факта, поднятых в этой статье. Норрис цитирует одного из крупных аляскинских авторитетов, рассказавшего, что он везде спрашивал, производилось ли скрещивание с волками. Все говорили – нет. Также цитируется Билл Берк, один из великих каюров грузовых почтовых упряжек, по поводу размеров собак.
Один из авторов также задавал вопросы по поводу скрещивания с волками дюжине эскимосских каюров и получил тот же ответ. Он также провел некоторое время с Биллом Берком, и таким образом, может подтвердить правильность цитат Натали Норрис.

В этой статье мною была сделана попытка прояснить данные, касающиеся аляскинского маламута – единственной породы, зарегистрированной АКС, выведенной на Аляске.
Некоторые из тех, кто приехал на Север около 1900 года, не только наблюдали жизнь, но и записывали свои наблюдения. Подобные записи делали очень разные по своему роду деятельности люди: государственные служащие, журналисты, золотодобытчики, торговцы мехом, служители церкви и т.п. И хотя множество записей описывает ездовых собак того времени, каждое описание отличается от другого в некоторой степени. Но важно отметить, однако, что обзор имеющихся работ позволяет обнаружить много сходных черт. На этих фактах я бы хотела остановиться и показать, каким образом они сочетаются с имеющимся стандартом, и как он на них основывается.
Я привожу цитаты из трех книг, чтобы показать сходство и различия описаний ездовых собак у авторов, писавших около 1900 года.
«Погоня за Клондайком», 1897 – 1898, автор Тэппан Эдней. В этой книге целая глава посвящена снаряжению и собакам, она хорошо проиллюстрирована рисунками и картинками с отличной детализацией. Данные достоверны и хорошо сочетаются с описаниями других авторов того времени. Тэппан Эдней был журналистом, пишущим для Харперс Уикли. Вот некоторые фрагменты:
«Лучшим типом Юконской собаки является настоящая эскимосская, известная среди добытчиков как «маламут», выведенная племенем эскимосов с тем же именем, живущих в устье Юкона. Ростом она с шотландскую колли, на которую слегка похожа, однако своей толстой короткой шеей, заостренной мордой, косыми глазами, короткими заостренными ушами, плотной жесткой шерстью, защищающей ее от сильнейших морозов, она больше напоминает волка, чем любая другая разновидность собак. Всем своим видом – пышным хвостом, закрученным над спиной, стоячими ушами и гордой постановкой головы, широкой грудью – он демонстрирует энергию, жизненную силу, независимость. По масти он варьирует от грязно белого до жгуче черного; но также есть другая разновидность – серо-седой масти, которая предполагает примесь волка, с которым известны случаи вязок. Хотя, эти собаки с волчьим окрасом настолько похожи на волка, что если их поставить рядом друг с другом, на расстоянии очень трудно будет их различить, но при более близком рассмотрении у собаки отсутствует тяжелое хищное выражение ее дикого родственника. Наилучший тип ездовых псов все равно имеется только у эскимосов и у индейцев глубинной части Аляски, но индейские собаки, известные как «сиваши», чаще более низкие ростом, хоть и очень крепки. Аборигенные собаки в дальнейшем были изменены примесью пород с материка, таких как сенбернар, ньюфаундленд и дворняги, которых привезли с собой золотодобытчики. Аборигенные собаки выдерживают голод и холод лучше, чем собаки с материка и, таким образом, соответственно, предпочитаются для долгих путешествий по снегу, когда нужна скорость, а еды очень мало, так как ее тяжело везти с собой или добывать. Для перевозки тяжелых грузов на короткие расстояния крупные сенбернары или мастиффы незаменимы, однако едят они значительно больше…
… Говорят, что аборигенные собаки не выказывают привязанности хозяину, но это происходит отнюдь не всегда. Это зависит от того, как собака была выращена, очень многое зависит от хозяина. Как правило, ездовой пес бесстрастен и безразличен, снисходит к демонстрации чувств к человеку только резким взлаиванием и воем – одними из самых мрачных звуков на земле. Но он очень редко кусается, и после первого изумления от проявления доброты к нему, он демонстрирует огромную способность к любви…»
«Десять тысяч миль на собачьей упряжке», автор Хадсон Старк, опубликована в 1914 году. Хадсон Старк был епископом Епископальной церкви, чья штаб-квартира была на Аляске в г. Ненана. Им написаны четыре книги, в которых содержится богатый материал о ездовых собаках. Он пишет:
«На Аляске есть два типа аборигенных собак, также упоминают и третий. Маламут это эскимосская собака, а те собаки, которых для благозвучия называют сивашами, являются индейскими собаками. Много лет назад путешественники по Гудзонскому заливу смешали некоторые породы материковых собак с индейскими, либо тщательно отобрали лучших представителей аборигенов и вели разведение только от них (эти два варианта описываются во многих местах) и это общепринятое происхождение хасок. Маламут и хаски являются двумя основными источниками собак для упряжек белых людей, однако скрещивание с сеттерами и пойнтерами, различными овчарками, мастифами, сенбернарами и ньюфаундлендами привело к появлению огромного количества помесей, так что рабочие собаки Аляски сегодня представляют собой весьма разнородную группу. Также необходимо отметить, что термины «маламут» и «хаски» очень часто подменяют друг друга, и люди путают их значение.
Маламут это собака аляскинских эскимосов, точно такой же тип можно встретить у аборигенов Баффинова залива и Гренландии. Кнуд Рассмуссен и Амудсен в своих исследованиях показали однородность происхождения эскимосов, населяющих полярную область с восточного побережья Гренландии через весь север до Сайнт Майкла. Они принадлежат к единой народности и говорят на практически одном языке. И маламуты также являются единой, однородной по происхождению породой…
…Не существует животного лучше приспособленного к суровым условиям, чем маламутская собака. Ее шерсть не излишне пушистая с недлинной остью, однако настолько плотная и тяжелая, что дает ей идеальную защиту от самых свирепых холодов. Его лапы крепкие и чистые, не набирают снега между пальцами, и, значит, меньше повреждаются – в отличие от «материковых» собак и их помесей. Он отважен, вынослив и экономичен, и может жить и работать на меньшем количестве еды чем помесные собаки, к тому же ест все, что угодно… Маламут привязчив и верен, и очень любит «одомашниваться», однако он очень ревнив и неисправимый драчун. В нем очень мало лебезящей покорности «материковых» домашних собак, он независим и своеволен, склонен становится проблемным любимцем, однако те домашние любимцы, что причиняют мало беспокойств, редко приносят массу удовольствия.
Относительная укороченность ног делает его более приспособленным к плотному настовому снегу побережья, чем к мягкому снегу внутренних областей страны, однако он стойкий и неутомимый работник, обожающий тянуть. Его острые, всегда стоящие уши, пушистый хвост, несомый плюмажем или загнутым над спиной, его быстрые косые глаза придают ему вид энергичный и готовый к действию, что выделяет его среди других собак. Когда он содержится в хороших условиях и за его шерстью следят маламут очень красивый малый и в среднем весит от 35 кг до 45 кг.
Хаски же представляет собой длинную поджарую собаку с большим телом и более длинными ногами, чем маламут и с более короткой шерстью. Шерсть, однако, очень плотная и толстая и обеспечивает достаточную защиту. Хороший энергичный хаски несет хвост высоко, как и маламут, но уши не всегда стоят, подвижные. Возможно, хаски наиболее востребован среди погонщиков собак во внутренних областях страны, однако у него нет изящного элегантного вида так свойственного маламуту.
«Сивашская» собака это обычная индейская собака, обычно низкорослая и неухоженная, истощенная и злобная из-за грубого обращения. Внешним видом обычно похожа на маленького маламута, однако в наше время породы так перемешались, что он может быть любой дворнягой или помесью…
Думаю, что здесь стоит сказать несколько слов об широко распространенном мнении, что собаки на Аляске смешаны с волками. То, что собака и волк имеют общее происхождение, не подлежит сомнению, также они с легкостью могут быть скрещены. Но упорные расспросы автора в течение многих лет по всем внутренним областям Аляски среди белых и коренных погонщиков не выявили ни одного случая намеренной вязки собаки с волком и не обнаружили хоть одного человека, лично свидетельствовавшего о существовании реальной, живой собаки, являющейся плодом подобного союза.
В то время как здесь не утверждается, что подобные вязки не происходили и не происходят сегодня, автор удовлетворен тем фактом, что это очень редкие случаи, и различные истории о собаках «полуволках» являются выдумкой.
«Волк – вожак, не боявшийся шторма», автор Фрэнк Колдуэлл, опубликована 1910. Эта книга описывает жизнь Элая Уитни на Аляске и его путешествие на собачьей упряжке через Америку. Он был послан из Нома, Аляска в Вашингтон на собачьей упряжке для привлечения внимания официальных лиц к проблемам Аляски. Элай, в книге, описывает каждую из своих собак официальной аудитории в Вашингтоне. Ниже приведены цитаты из этой книги.
«Вот Спот, он серый маламут. Ну, разве он не славный малый? И он также хорош в работе, как он красуется, завсегда готовый веселиться или драться. Но никогда он не отлынивал от работы!… Маламут это эскимосская собака с Берингова моря… он не слишком-то велик, но для работы по доставке почты и товаров, там где нужна крепкая собака, с хорошей дыхалкой и скоростью, вы не найдете замену маламуту… И, что больше, это самые дружелюбные и привязчивые собаки из всех каких я когда-либо видел. Ну, вот гляньте на этого вот Спота, он обожает гладиться, и ежели я только подниму руку, как если б я его ударить хотел, или шлепну перчаткой, он падает и плачет как ребенок, ну будто я его убиваю. Да тут не шкура его страдает, а душа… Хаски, они другие. Это собака с Гудзонского залива, частью английская или шотландская легавая, частью волк. Есть два типа хасок, одни с висячими ушами, как у легашей, а другие со стоячими, как у волка. Я не черню хасок, так как много с ними работал и любил их. Они добрые собаки, работящие, но как-то не могу я любить их также как маламутов…»

Перекрестные ссылки в таких работах, как те, что я цитировала, выявляют много точек соприкосновения. Четкое видение того, чем был настоящий маламут, может быть достигнуто после переработки схожих моментов из различных описаний.
В первые годы существования национального клуба породы его члены собирали всю возможную информацию и описания у людей, напрямую общавшихся с аляскинскими собаками для того, чтобы собрать данные для написания стандарта породы, и они провели огромную работу, оттачивая описание статей породы.
Нижеприведенное описание аляскинского маламута, сделанное Лестером Корлиссом из Анкориджа, дает нам представление о том, какую информацию получали первые члены НКП в своих исследованиях. Мистер Корлисс разводил маламутов в 20-е годы в г. Ненана на Аляске, и некоторые из его собак являются основой племенного ядра питомника Нью Гемпшира (принадлежащего основательнице породы Еве Сиилей). В одном из интервью мистер Корлисс сказал:
«Маламут должен быть активен как терьер, даже крупный маламут должен быть подвижным, бойким, а не вялым, тяжелым с медленными движениями. Я предпочитаю собак, сужающихся спереди назад, с холкой выше, чем круп и грудью шире, чем в бедрах. Хвост должен держаться высоко или быть загнутым, шерсть не должна быть длинной или прилегающей, но должна стоять. Мои маламуты весят примерно 35-38 кг для кобелей и 25-30 кг для сук. Я предпочитаю собак растянутого формата нежели укороченных; и я люблю черно-белый окрас с маской и серебристым переходом от белого к черному, как у чернобурки. По моему мнению, собаки, сочетающие в себе все эти признаки, являются самыми красивыми.
Почтовые грузовые команды предпочитают запрягать собак весом 36-42 кг, собаки весом свыше 45 кг редко используются, так как не выдерживают нагрузок. Билл Берк, державший почтовую линию между Ненаной и Макграфом по реке Кускоквим, использовал собак маламутового типа, весом около 42 кг. Обычно у него одновременно работало 2 упряжки по 15-20 собак в каждой и постоянно около 10 собак в резерве.»
В приведенных примерах есть много противоречивой информации, но опять я хотела бы указать, что много и согласующихся сведений. Термин «хаски» использующийся в этой главе не должен путаться с породой Сибирский хаски, не включаемой в данное исследование и импортированной на Аляску из России.
По моему мнению, ссылки на единство маламута и эскимосской собаки могут быть объяснены следующим образом: для тех, кто детально не рассматривал эти породы, беря и оценивая стать за статью, различия не были заметны. Различия, как они описаны в стандартах, невелики, но очень важны. Постав ушей, форма ушей, форма лап, длина шерсти, форма, и размер морды в сравнении с черепом/головой являются статями, в которых опытный оценщик с легкостью найдет отличия. При желании, в литературе можно обнаружить много данных по эскимосским собакам канадского севера и Гренландии, и даже больше чем по остальным северным породам. Но в начале двадцатого столетия, большинство исследователей еще не натренировались настолько, чтобы находить различия между этими характеристиками, столь важными для разведенцев породы сегодня. Таким образом, их описания не могут быть использованы в качестве стандарта породы. Но я думаю, что могу сказать, что благодаря тем, кто восхищался и любил этих собак 30 и 40 лет назад, маламут очень мало изменился за последние десятилетия.
Маламут слишком яркая и выдающаяся порода, созданная столетиями приспособления к тяжелым условиям, чтобы быть измененной, во что-то другое. Наши усилия должны быть направлены на разведение не только красивых собак, но и крепких физически, таких, какими они были на Аляске.
Глава 10

ДВА ОСНОВАНИЯ ПОРОДЫ

Порода «Аляскинский маламут» обладает историей развития, непохожей ни на одну другую породу. Судьба этой аборигенной американской породы долгое время была переплетена с историей Соединенных штатов. Люди, создававшие породу были выдающимися по глубине своих исследований и приверженности делу. Некоторые из них были представлены в других частях книги. В этой главе мы представим двоих, чьи исследования в разведении маламутов послужили основой для многих успешных заводчиков сегодня.

СТАНОВЛЕНИЕ ПИТОМНИКА ХАСКИ-ПАК (HUSKY-PAK) – по Роберту Золлеру есть его развернутое интервью

Роберт Золлер увидел первый раз аляскинского маламута служа младшим офицером флота во время Второй мировой войны. Он тут же влюбился в эту породу. Золлер нес службу в Тихом и Атлантическом океанах и дослужился до капитана 3 ранга. В конце войны он был уволен в запас, однако он не мог забыть аляскинского маламута, которого повстречал во время несения службы.
Роберт Золлер являлся одним из основателей Национального клуба аляскинских маламутов Америки. Он был его президентом и в течение нескольких лет редактировал и издавал информационный бюллетень, значительно способствовавший увеличению популярности породы и знакомивший заводчиков и любителей аляскинского маламута друг с другом по всем Соединенным Штатам и Канаде. Он любезно рассказал нам историю своего питомника «Хаски Пак».
Все специалисты соглашаются с тем, что аляскинский маламут является продуктом приспособления собаки к определенным регионам Арктики. Но существуют множество различных мнений о том, где современный чистопородный маламут начал свое существование. В своих исследованиях родословных вы можете вернуться назад во времени в 1930-40-е годы, до пятидесяти или менее отдельных собак и затем вы внезапно попадаете в область «предок неизвестен».
Я уверен, что люди время от времени вывозили с Аляски собак на материк в течение долгого времени, но в масштабах породы они начали накапливаться в 1930-х годах и далее в 1940-е, когда несколько людей начали разводить и продавать таких собак. И они начали выдавать людям их покупавшим родословные с породой обозначенной как «Аляскинский маламут».
В начале никто по — настоящему не мог знать, что представляет собой аляскинский маламут и является ли та или эта собака чистопородной. К сожалению, не существовало Эскимосского кинологического клуба ведущего записи. Так что отбор и описания все основывались на частных мнениях, и они весьма различались. Вот почему существует столько внутрипородных типов аляскинского маламута.
Я убежден что совершалось множество ошибок. Я осмотрел некоторое количество собак заявленных как аляскинские маламуты, но и близко к нему не приближавшиеся, включая 70 кг. полуволка в Айове и огромного голубоглазого метиса сенбернара. Последний кстати выставлялся в 1947 г. в Балтиморе. Я знаю, что ни одна из этих собак не присутствует в родословных современных маламутов, но весьма логически будет рассматривать такую возможность с другими сомнительными собаками. Но однако важно осознавать, что наша порода не восходит ни к какой другой, у маламутов вы дойдете до неизвестного, в то время как у большинства пород вы доходите до известных собак других пород.
Что же касается современных маламутов, откуда они пришли? Одними из первых людей, внесших вклад в становление породы, были: Артур Уолден, собравший у себя в питомнике в Новой Англии ездовых собак, некоторые из них являлись предками многих современных зарегистрированных маламутов; Милтон и Ева Сиилей, выведших маламутов типа Котцебу (Kotzebue) и добившихся их регистрации в Американском кинологическом клубе; и Поль Велкер (Poul Voelker), выведший маламутов типа МаЛуут (M’Loot). Велкер никогда не пытался зарегистрировать своих собак в АКС, но это сделали люди, покупавшие их у него.
Следующим логическим вопросом будет: а где Уолден и Велкер взяли своих собак? Некоторых они вывезли из Арктики, некоторых купили у людей, сделавших то же самое. Множество ранних любителей ездовых собак хорошо знали друг друга и продавали и покупали друг у друга собак. Некоторые люди принимали участие в Программе применения ездовых собак в Армии США в течение Второй Мировой войны. Армия забрала сотни ездовых собак в то время. Некоторые из них были аляскинскими маламутами и их погонщики скупили собак на ликвидационных распродажах по окончании войны. По крайней мере две такие собаки оказались у Поля Велкера и стали частью линии М’Лут. Некоторые другие также оказались в предках различных современных маламутов.
Важно указать, что в середине 40-х годов все маламуты в своих родословных через пару поколений имели запись «предок неизвестен»; что большинство людей, кто привозил собак с Аляски или покупал их у сделавших это людей, не могли опираться ни на что другое как на мнение… и мнения широко различались; что большинство было больше заинтересованы в получении хорошей ездовой собаки, а не в научно обоснованном выделении чистого типа «Маламута», регистрации и разведении его.
В то время как много людей было вовлечено в разведение ездовых собак, поздней в 40-е годы выделялись только чета Сиилей и Поль Велкер. И в это время внезапно стали вовлекаться новые люди, они привнесли новую степень интереса к породе аляскинский маламут. Моя жена Лаура и я были одними из этих людей. Я заинтересовался породой когда я увидел своего первого маламута в клубе морских офицеров США в Ньюфаундленде в 1941 году. Я начал интенсивное изучение породы и мы приобрели наших первых маламутов в 1947 и 1948 годах.
Вместе с другими новичками в породе мы добавили ей новое измерение. Мы видели, что порода доказала свою ценность как рабочая и ездовая, но она заслуживала явно чего-то большего. Я направил свои усилия на позиционирование маламута как компаньона и домашнего любимца для людей, желающих завести редкую и красивую собаку. Однотипность, однородность и качество стали, таким образом, для нас очень важны.
Мы сразу столкнулись с внутрипородными типами Котцебу и М’Лут и тщательно их изучили. Также мы обнаружили, что определенные собаки, которые не были ни М’Лут, ни Коцебу, сыграли роль в становлении породы, и их влияние невозможно игнорировать. Для какого-то обозначения эти собаки временами называются «третьим типом». Это не точное описание, потому что они были просто отдельными особями, а не линией, и владели ими разные люди.
Этих собак было совсем немного, но они настолько были хороши, что их включали в программы разведения, которые, в конце концом, привели к регистрации потомства в АКС. По крайней мере, по моему мнению, пара таких собак значительно повлияла на качество нашей породы, возможно, на все последующие годы.
В середине 40-х мы читали все, что могли найти, часто путешествовали по всей стране, чтобы увидеть собак, и переписывались с каждым человеком, чье имя хоть раз упоминалось в связи с маламутами. Моя жена и я верим, что одним из наших основных вкладов в развитие породы был всепоглощающий интерес к маламуту, как чистопородной собаке, интенсивные усилия и, что самое важное, высокая степень объективности.
Возможно, мы были первыми, кто увидел как силу, так и слабость двух существующих типов в породе. Это немедленно сделало нас врагами обоих лагерей. Во время наших исследований у нас сложилось четкое мнение об обоих типах. Котцебу были типичными собаками в основном из-за хороших голов и общих пропорций, но они были мельче, чем, как мы считали, должен быть маламут. М’Луты обладали лучшим размером, но некоторые были поджарыми, а некоторым не хватало тела. Обычно их перед был лучше, чем у Котцебу, у которых часто наблюдалось чрезмерная широкогрудость и вывернутость локтей. Задние конечности М’Луутов имели недостаточные углы сочленения, что приводило к ходульной пробежке. Также у М’Луутов наблюдалась тенденция к длинноухости и длинным мордам.
По масти Котцебу были серыми с белыми отметинами, М’Лууты имели более широкий спектр окраски от светло-серого до черно-белого. Темпераменты также различались, Котцебу были менее агрессивными и легко контролируемыми, М’Лууты часто проявляли агрессию против других собак, любили драться и сложнее поддавались дрессировке.
Нам многое нравилось в обоих типах, но мы чувствовали, что можно сделать большее. Нам повезло практически с самого начала. В Массачусетсе в Грейт Баррингтоне мы нашли пару щенков от кобеля Аляска (Alaska) (позже он стал чемпионом Спoн’з Аляска (Spawn’s Alaska), которых мы купили, вырастили и начали выставлять. Эти брат и сестра были чемпионы Апач Чиф оф Хаски-Пак (Apache Chief of Husky-Pak) и Арктик Шторм оф Хаски-Пак (Arktic Storm of Husky-Pak).
Оба они стали вехами в прогрессе породы. Они были на три четверти М’Лутами и на одну четверть «другого типа». Я никогда не видел родителей Аляски, но его мать, Киска (Kiska), была от Гемо (Gemo) и Ситки (Sitka). Я видел Гемо во плоти и фотографии Ситки. И сейчас я убежден, что по стандартам того времени, это были две выдающиеся собаки, и, судя по тому, что мы от них получили, они заслуживают гораздо большего признания за улучшение нашей породы.
Гемо был рожден у исследователя Арктики Дейва Ирвина (Dave Irwin) от двух маламутов, вывезенных им оттуда. Гемо был продан Лоуэллу Томасу (Lowell Thomas), знаменитому журналисту-исследователю, который выставлял его по крайней мере один раз на Вестминстерском Шоу в Мэдисон Сквейр Гарден. Возможно, он был первым среди маламутов ВОВ/ЛПП на Вестминстере.
Лоуэлл Томас продал или отдал Гемо Дику Хинману (Dick Hinman) из Ньюбери, Вермонт. В ранних родословных эта собака пишется как Эрвин’з Гемо (Erwin’s Gemo), Ирвин’з Гемо (Irwin’s Gemo) или, временами, Гимо (Gimo) или даже Чимо (Chimo). Ранние родословные часто писались от руки и ошибки в именах были нередки, к тому же существовало огромное количество Алясок, Ситок, Волков и др.
Основываясь на том, что я видел и оценил в Спонз Аляске и его двух братьев Чизхольмз Викинге и Дьюке, Гемо и Ситка через Киску произвели потомство, оказавшее огромное влияние на качество нашей породы. Ситка в некоторых родословных появляется как Хинманз Ситка. Возможно, как производитель она была лучше Гемо, в любом случае, то что я видел на фотографиях мне нравилось.
Спонз Аляска был одним из ведущих чемпионов нашей породы с самого начала своей карьеры, до тех пор, пока Арктик Шторм и Апач Чиф не перегнали его. Он завоевал два ЛПП на Вестминстере в 1951 и 1953 годах, он постоянно побеждал чемпиона Малфус Брукс Мастер Оттер и чемпиона Торо оф Брас Коуп, двух великих собак того времени.
Спонз Аляска и его потомство – Апач Чиф оф Хаски-Пак и Арктик Шторм оф Хаски-Пак обладали той составляющей которую мы искали, и они передавали ее своему потомству. В течение 5 лет с 1953 по 1957 гг. на национальных монопородках собаки Золлера выиграли четыре ЛПП, пять ЛС/ЛК, пять Лучших Чемпионов и все титулы Лучший Кобель и Лучшая Сука, если питомник Хаски-Пак участвовал в выставке.
Мы получили то, что наш тип собак в сравнении с чистыми МаЛуутами обладал тем же ростом, но при этом более мощным костяком и строением. По общему строению наши собаки были как супер-Котцебу. В то время как наши головы не были столь хороши как у Котцебу, у наших маламутов был широкий череп и широко посаженные уши. Наш тип обладал хорошим фронтом как у МаЛуутов, хорошими задними конечностями, как у Котцебу, хорошей шерстью, окрасом и балансом.
Чтобы закрепить тип, утяжелить морду мы начали поиски не слишком мелкой собаки типа Котцебу хорошего качества и остановились на чемпионе Торо оф Брас Коуп (Toro of Bras Coup), принадлежавший Эрлу и Натали Норрис (Earl and Nataly Norris) из Анкориджа, Аляска. Торо был хорошей собакой, он вышел из питомника «Чинук Кеннелз», и Ева Сиилей записана его заводчицей. Торо, его однопометники и весь второй идентичный помет были проданы в Клуб зимних видов спорта Брас Коупа на Аляске.
Торо происходил от чемпиона Ким оф Котцебу (Kim of Kotzebue) и Котцебу Клеопатры (Kotzebue Kleopatra) и был лучшим из двух пометов. Позже, когда его выставили на продажу, у меня был шанс его выкупить, но, к моему бесконечному сожалению, в то время у меня не было возможности добавить еще одну собаку к уже имевшимся, и я отклонил это предложение. Когда мы повязали Арктик Шторм с Торо, то она родила шесть щенков, пять из них стали мультичемпионами, владелец шестого отказался выставлять его.
Эти собаки много сделали для становления породы. Чемпион Клико оф Хаски-Пак (Cliquot of Husky-Pak) стал официальным «лицом» Национального клуба аляскинских маламутов Америки, его голова помещена на эмблему клуба. Чемпион Чероки оф Хаски-Пак (Cherokee of Hasky-Pak) выигрывал национальные монопородные выставки три года подряд и был «Собакой года» национального клуба также в течение трех лет.
Суммируя все вышесказанное, наша порода, в том виде, в котором она существует сегодня, является результатом огромной работы множества людей. Она берет свое начало с развития, становления, распространения и регистрации типа Котцебу в штате Новая Англия, позже на Аляске и в Калифорнии. Тоже касается и МаЛуутов, начавших свое распространение с Мичигана, затем выставлявшихся, рекламировавшихся и регистрировавшихся в различных частях США. Наш же вклад в становление породы заключался в применении трехлинейного скрещивания для получения желаемого типа маламута, лишенного недостатков исходных линий.

Глава 11

ФОРМУЛА ТИГАРЫ

Невозможно изучать породу «аляскинский маламут», ее историю и становление без хотя бы поверхностного ознакомления с вкладом питомника «Тигара Кеннелз», ее владелицы Дороти Диллинхэм и ее мужа Ди Си. Когда Ди Си женился на Дороти в 1953 г он «женился» на «семье» маламутов. В то время Ди Си был успешным заводчиком чау-чау, одним из его достижений был знаменитый чемпион Синг Фу Бриллиантин.
Через свое понимание стандарта породы, ее генетики, Диллинхемы за годы работы сумели вывести «типичность» в своих собаках. Однородность собак, получаемая в их питомнике, больше никем не была достигнута.
До вовлечения Диллинхемов в процесс разведения, аляскинские маламуты не обладали в должной мере правильным типом движений. В соответствии с Диллинхемовской «формулой баланса» для нашей породы, собаки должны быть способны двигаться легко, с большим захватом земли. У них должен быть отличный вынос передних конечностей и мощный поддерживающий толчок задними конечностями. Правильное строение плеча дает собаке возможность правильно и далеко выносить переднюю ногу. Без нормального плеча собаки скорее будут иметь тенденцию к «загребанию»?. Задние конечности могут двигаться спрямленными для компенсации прямого плеча или ….«строение плеча у собаки должно соответствовать углам скакательных суставов задних конечностей. Когда собака стоит, линия проведенная через скакательный сустав и плюсну до земли не должна быть строго вертикальной, она должна иметь небольшой наклон вперед. Это означает, что при осмотре сбоку задней конечности стоящей собаки, лапа должна быть немного впереди, относительно скакательного сустава».
Формула успеха Диллинхемов в разведении была основана на очень простом условии для установления и поддержания типичности. Отец кобеля-производителя должен быть той же собакой, что и дед суки через ее отца. Можно использовать эту формулу для установления линейного разведения через отца матери. Эта формула известна как близкое линейное разведение. Она дает возможность установить «тип» в породе.

Глава 12

СТАНДАРТ ПОРОДЫ – ТОГДА И СЕЙЧАС

Давайте вернемся в 1935 год. В течение этого года первый стандарт породы был утвержден Америкен Кеннел Клубом. Мы приведем его здесь полностью. Он оставался действительным до 12 апреля 1960 г, когда во время президентства Роберта Золлера стандарт был пересмотрен. Существующий стандарт был принят в 1982 г.

Описание и стандарт по баллам (в Америке на выставках собаке присваивается оценка на основании суммы баллов, присвоенных, во время описания, каждой стати собаки)
(принятый Национальным клубом породы Аляскинский Маламут 17 апреля 1935г. и одобренный Америкен Кеннел клубом)
Происхождение – Аляскинский маламут является самой старой известной аборигенной ездовой собакой Аляски. Изначально порода называлась «малемут» по аборигенному эскимосскому племени инуитов – малемутов.
Общее описание и характерные черты – крупная собака с сильным компактным телом, не слишком укороченным; толстой плотной грубой не слишком длинной шерстью; стоит пружинисто на ногах и имеет вид активный и энергичный; голова широкая, уши стоячие, клиновидные; морда не слишком длинная и заостренная, но и не слишком тупая (другая противоположность); грудь глубокая, гордая осанка, голова высоко несется, глаза внимательные. Окрас и отметины на голове являются отличительными признаками и глаза хорошо ими оттеняются, окрас может быть капюшонный – по голове, а морда однотонная (обычно серо-белый) или имеются отметины в виде маски, оттеняющие глаза; хвост пушистый и когда собака не работает несется над спиной, но не сильно закрученный, а в виде помахивающего плюмажа. Окрас маламутов разнообразный, но обычно волчье серый или черный с белым. Лапы у них типа «снегоступы» с хорошо амортизированными шерстью подушечками, компактного крепкого вида; передние ноги прямые, с крупной костью; задние ноги с хорошими углами скакательных суставов, без их сближения; спина прямая, мягко спадающая от холки к крупу; выносливость и ум ярко видны в теле и глазах; глаза имеют «волчий» вид от постановки, но выражение их мягкое; быстрый в действии, но без потерь энергии в движении; любящий нежный нрав.
Голова – голова должна демонстрировать высокий уровень интеллекта – она должна быть пропорциональна размеру собаки, так, чтобы не придавать ей грубый либо нескладный вид. Череп широкий между ушами, постепенно сужающийся к глазам; умеренно скругленный между ушами, уплощающийся на верхушке ближе к глазам, округляющийся к щекам, которые должны быть умеренно плоскими; между глазами должна быть небольшая ложбина; линия черепа и линия морды должны быть параллельны с небольшим переходом.
Морда – объемная и крупная в пропорции к размеру черепа – лишь немного уменьшаясь в ширине и глубине от головы к носу, губы плотно прилегающие, нос черный, верхняя и нижняя челюсти широкие с крупными зубами, прикус ножницеобразный, перекус недопустим.
Глаза – миндалевидные, темного цвета, умеренно большие для этой формы глаз, косо посажены в черепе.
Уши – средние, верхняя часть уха треугольная со слегка скругленным кончиком. Уши широко посажены на наружных задних краях верхушки черепа. Нижняя часть уха соединяется с черепом на линии с верхним углом глаза, придавая верхним частям ушей, когда насторожены, вид отстоящих от черепа. Во время работы уши часто сложены назад к черепу.
Корпус – грудь должна быть сильной и глубокой; корпус должен быть сильным и компактным, но не укороченным. Спина прямая, полого спадающая от холки к крупу. Поясница хорошо обмускулена, но без добавочного веса.
Плечи, ноги и лапы — плечи со средним наклоном; передние ноги с тяжелыми костями, мощно обмускулены — вертикальны до пясти, которая должна быть короткой и сильной и практически вертикальной если смотреть со стороны; лапы крупные и компактные, пальцы хорошо выгнуты, подушечки толстые и прочные, когти короткие и прочные, между пальцами растет защитная шерсть. Задние ноги должны быть широкими с мощно обмускуленными бедрами; коленные суставы со средними углами, скакательные суставы широкие и сильные, углы средние, с хорошим выходом – при осмотре сзади, ноги должны быть без искривления костей, стоять и двигаться правильно, не слишком близко или широко. Ноги маламута должны демонстрировать необыкновенную силу и мощь в продвижении вперед — любое определенное проявление слабости ног или лап в стойке или движении в ринге подпадает под дисквалификацию.
Шерсть – плотная, густая, жесткая, но не слишком длинная; подшерсток густой, маслянистый и пуховой, в то время как кроющий волос относительно жесткий, прямой и стоящий вертикально. Вокруг шеи шерсть гуще, что дает защиту от погоды.
Окрас и отметины — обычный окрас волчье-серый или черный с белым. Отметины на морде должны быть как капюшон или как маска. Изредка встречаются вариации окраса и отметин.
Хвост — хорошо обшерствлен и несется над спиной, когда собака не работает, но не слишком туго свернутым чтобы лежать на спине, а в виде помахивающего плюмажа.
Рост — кобель в среднем высотой 55,88 см до 63,50 см; суки в среднем от 50,80 см до 58,42 см.
Вес — кобели весят от 29,48 кг до 38,56 кг, суки от 22,68 кг до 31,75 кг.

Баллы, назначаемые при оценке каждой стати:
Общий вид 20
Голова 20
Корпус 20
Ноги и лапы 20
Шерсть и окрас 10
Хвост 10
Всего 100

Современный официальный стандарт породы Аляскинский Маламут

Общее описание и характерные черты – Аляскинский Маламут является мощной и крепко сложенной собакой с глубокой грудью и сильным компактным телом, однако не слишком укороченным; с густым грубым защитным кроющим волосом достаточной для защиты плотного пухового подшерстка глубиной от 1 до 2 дюймов в период полного обшерствления собаки. Собака стоит пружинисто на ногах, что придает ей активный вид с выраженным интересом и любознательностью. Голова широкая, уши клиновидные, стоячие. Морда объемистая/массивная, лишь немного сужающаяся к носу, не слишком длинная и заостренная, но и не слишком тупая/обрубленная. Маламут двигается с гордой осанкой, поднятой головой/настороженно и внимательным взглядом. Отметины на морде являются отличительной чертой породы. Они могут быть в виде сочетания «капюшона» — основной окрас идет по голове, ушам, с «чистым лицом» — глаза и морда белого цвета, либо имеются отметины на лице и морде в виде маски. Сочетание капюшона и маски также встречаются. Хвост пушистый и несется собакой над спиной в виде помахивающего плюмажа, не как у лисы поленом и не сильно закрученный.
Окрас маламутов разнообразный, но обычно волчий серый или черный с белым. Лапы у них типа «снегоступы», плотные и глубокие, с хорошо амортизированными шерстью подушечками, компактного крепкого вида. Передние ноги прямые, с крупной костью. Задние ноги широкие и мощные со средними углами скакательных суставов, без их сближения (коровьего постава ног). Спина прямая, мягко спадающая/наклонна от плеч к бедрам. Поясница не должна быть настолько короткой или плотной, чтобы мешать легкости и неутомимости движений. Выносливость и ум видны в выражении и экстерьере. Глаза имеют «волчий» вид из-за расположения, но выражение их мягкое и показывает любящий нрав.
Темперамент — аляскинский маламут это дружелюбная, привязчивая/любящая собака, он не однолюб/не собака одного хозяина. Верный, преданный компаньон, любящий поиграть, обычно после взросления впечатляет своей царственностью.
Голова — голова показывает высокий уровень интеллекта, она широкая и мощная при сравнении с головами собак других пород «дикого», «примитивного» происхождения. Она должна быть пропорциональна размеру собаки и не придавать ей грубый или неуклюжий вид. Череп\голова – черепная часть должна быть широкой между ушами постепенно сужаясь к глазам, средне скругленная между ушами, уплощаясь сверху у глаз и скругляясь к щекам, которые должны быть относительно плоскими. Между глазами должна быть небольшая ложбинка, линия головы и линия морды прерываются лишь небольшим переходом вниз от прямой линии соединяющей их. Морда — объемная и крупная в пропорции к размеру черепа – лишь немного уменьшаясь в ширине и глубине от головы к носу, губы плотно прилегающие, нос черный, верхняя и нижняя челюсти широкие с крупными зубами, прикус ножницеобразный, перекус и недокус недопустимы.
Глаза – коричневые, миндалевидной формы, умеренно большие для этой формы глаз, косо посажены в черепе. Темный цвет предпочтителен. Голубые глаза являются дисквалифицирующим пороком.
Уши – уши должны быть среднего размера, но маленькими в пропорции к размеру головы. Верхние половины ушей треугольной формы, со слегка скругленным кончиком, уши широко посажены на наружных задних краях черепа и нижняя часть уха соединяется с черепом на линии/уровне с верхним углом глаза, придавая кончикам ушей, когда насторожены, вид отстоящих в стороны от черепа. Когда собака насторожена, уши слегка направлены вперед, но во время работы уши часто сложены назад к черепу. Высокопосаженные уши являются пороком.
Шея – шея должна быть сильной и средне выгнутой.
Корпус – грудь должна быть сильной и глубокой; корпус должен быть сильным и компактным, но не укороченным. Спина должна быть прямая, полого спадающая/наклонная к крупу. Поясница/паха должна быть хорошо обмускулена, не слишком короткой, чтобы не нарушать легкие ритмичные движения с мощным отмахом задних конечностей. Длинная поясница, ослабляющая спину, также является пороком. Избыточного веса не должно быть.
Плечи, ноги и лапы – плечи должны быть со средним наклоном; передние ноги с тяжелыми костями, мощно обмускулены, вертикальные до пястей, которые должны быть короткими и сильными и практически вертикальными, если смотреть со стороны. Лапы должны быть крупными и компактными, пальцы плотно прилегающие, хорошо выгнутые, подушечки толстые и прочные/плотные/жесткие, когти короткие и прочные. Между пальцами должна расти защитная шерсть. Задние ноги должны быть широкими/большими/крупными с мощно обмускуленными бедрами; коленные суставы со средними углами, скакательные суставы крупные и сильные, со средними углами и с хорошим выходом. При осмотре сзади, ноги должны быть без искривления костей, стоять и двигаться правильно, в соответствии с движениями передних конечностей, не слишком близко или широко поставленно. Конечности маламута должны демонстрировать необыкновенную силу и мощь в продвижении вперед. Любой признак дефектности ног или лап в стойке или движении должен рассматриваться как серьезный недостаток. Прибылые пальцы на задних конечностях нежелательны и должны удаляться скоро после рождения.
Хвост – среднего постава/выхода и, в начале, продолжает линию спины, хорошо обшерствлен и несется над спиной, когда собака не работает, но не слишком туго свернутым чтобы лежать на спине, а в виде помахивающего плюмажа.
Шерсть – у маламута должна быть густая жесткая защитная шерсть, не длинная и не мягкая. Подшерсток плотный, длиной от 2,5 до 5 см, маслянистый и пуховой. Жесткий защитный волос не прилегает к телу, а отстоит от него, вокруг шеи имеется воротник из густой шерсти. Защитный волос различается по длине, также и подшерсток; однако в целом, шерсть по бокам тела относительно короткая или средней длины, она удлиняется на плечах и к шее, также вдоль спины и по крупу, переходя в «штаны» и хвост. В летние месяцы в линьке у маламутов обычно более короткая и менее плотная шерсть.
Окрас и отметины – обычная цветовая гамма включает в себя спектр от светло-серого через промежуточные оттенки до черного, при этом всегда на нижних частях тела, конечностях, лапах и частично морде шерсть всегда белого цвета. Отметины на морде должны быть в виде капюшона и/или маски. Белая полоска на лбу и/или ошейник/отметина на затылке привлекательны и приемлемы, но неравномерный окрас, распространяющийся на корпус пятнами и всплесками нежелателен. Необходимо различать собак с окрасом мантией от пятнистых собак. Единственным однотонным окрасом допускается полностью белый цвет.
Размеры – существует естественный диапазон размеров в породе. Желательные размеры для перевозки грузов таковы: кобели – 63,5 см в холке, 38,6 кг вес, суки – 58,4 см в холке, 34 кг вес
Однако оценка размеров не должна затмевать оценку типичности, пропорциональности собаки и ее функциональных признаков, таких как плечелопаточное сочленение, грудь, конечности, лапы и движения. Когда оцениваются собаки равные по типу, пропорциям и функциональным признакам, предпочтение должно отдаваться собаке с размерами более близкими к желательному грузоупряжечному типу.
ВАЖНО — при судействе маламутов, их роль в качестве ездовых собак для перевозки тяжелых грузов должна учитываться поверх всех вышерассмотренных пунктов. Судья должен все время помнить, что эта порода сложилась как рабочая ездовая собака Севера для перевозки тяжелых грузов. Таким образом, маламут должен представлять собой мощно сложенную тяжелокостную компактную собаку с прочными ногами, крепкими лапами, глубокой грудью, мощными плечами, ровным сбалансированным неутомимым ходом и прочими физическими признаками, необходимыми для эффективного исполнения такой работы. Он не предназначен для скоростных бегов, в которых соревнуются более мелкие северные породы.
Маламут, как тяжелоупряжная ездовая собака, являет собой мощь и выносливость, поэтому любой признак у отдельно взятой собаки, включая темперамент, который не соответствует и препятствует выполнению предназначения, должен рассматриваться как самый серьезный недостаток. Пороки, подпадающие под данную категорию, включают размет конечностей, любой признак некрепости и слабости конечностей, спрямленный скакательный сустав, плохие пясти, прямое плечо, плохие углы конечностей, прерывистый, спотыкающийся ход, или любой ход, который: несбалансирован, слаб, неровен, нестабилен. Разболтанность, незаполненность, чрезмерная загруженность, легкокостность, плохие общие пропорции и схожие недостатки также являются серьезными пороками.

Дисквалификация. Голубые глаза
Одобрено 10 августа 1982 г.

Глава 13

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СТАНДАРТА

авторы Вирджиния Дивэйни и Бет Дж. Харрис

Стандарт породы Аляскинский маламут можно сказать был написан самой историей, а не отдельными людьми. Подобный тип собак давным-давно служил человеку многими путями: как тягловое животное, охотник, охранник поселений, и, во времена великой нужды как источник пищи и одежды. Находки, обнаруженные во время археологических раскопок показывают, что этот тип собак использовался доисторическими людьми Тихоокеанского Северо-Запада еще за 5800 лет до нашей эры.
В период доледниковых миграций на восток ранних поселенцев (и следовавших за ними собак) Берингов перешеек (сейчас-Берингово море) представлял собой, по мнению ученых, огромную богатую травянистую равнину. Растянувшись более чем на тысячу миль с севера на юг, она занимала в три раза больше площади, чем США и Канада.
За тысячи лет климат резко менялся множество раз. Тающие ледники создали Берингово море. Люди и собаки постепенно эволюционировали, приспосабливаясь к новым, все более жестким климатическим условиям. Настоящий стандарт породы Аляскинский маламут был «написан» тогда, низкими температурами, недостатком пищи и долгими часами темноты во время продолжительных зимних месяцев. Впрочем, долгие часы света, большое количество дичи и всепоглощающий гнус коротким летом также оказали влияние на этих собак.
Благодаря условиям окружающей среды, наиболее выраженное влияние на развитие и становление Аляскинского маламута оказали климат и наличие дичи — пищи. Климатические условия обусловили развитие у собак двойного шерстного покрова, защищающего как от экстремальных зимних температур, так и от нападения насекомых. Недостаток дичи (дичь является пищей, превращается в калории, что дает обогрев тела) был основной причиной развития у этого типа собак совершенного обмена веществ. Это означает, что данные собаки наиболее полно усваивают потребленную пищу. Эффективность обмена веществ позволяла животным высвобождать необходимую энергию для тяжелой работы, в течение долгих часов, в условиях крайнего ограничения день за днем, существуя на относительно малых количествах корма. То были предки современных маламутов. В результате сегодня мы получили собак, требующих пропорционально небольшое количество еды, при условии сбалансированности рациона.
Таким образом, мы можем наслаждаться обществом породы собак, которая развилась и состоялась только за счет выживания самых лучших представителей. В интерпретации стандарта ниже будет показано, что есть жизненно важные основания под каждым аспектом физиологии и экстерьера породы от кончика носа до кончика хвоста.

АНАЛИЗ СТАНДАРТА ПОРОДЫ АЛЯСКИНСКИЙ МАЛАМУТ

Общее описание и характерные черты – Аляскинский Маламут является мощной и крепко сложенной собакой с глубокой грудью и сильным компактным телом, однако не слишком укороченным; с густым грубым защитным кроющим волосом достаточной для защиты плотного пухового подшерстка глубиной от 1 до 2 дюймов в период полного обшерствления собаки. Собака стоит пружинисто на ногах, что придает ей активный вид с выраженным интересом и любознательностью. Голова широкая, уши клиновидные, стоячие. Морда объемистая/массивная, лишь немного сужающаяся к носу, не слишком длинная и заостренная, но и не слишком тупая/обрубленная. Маламут двигается с гордой осанкой, поднятой головой/настороженно и внимательным взглядом. Отметины на морде являются отличительной чертой породы. Они могут быть в виде сочетания «капюшона» — основной окрас идет по голове, ушам, с «чистым лицом» — глаза и морда белого цвета, либо имеются отметины на лице и морде в виде маски. Сочетание капюшона и маски также встречаются. Хвост пушистый и несется собакой над спиной в виде помахивающего плюмажа, не как у лисы поленом и не сильно закрученный.
Окрас маламутов разнообразный, но обычно волчий серый или черный с белым. Лапы у них типа «снегоступы», плотные и глубокие, с хорошо амортизированными шерстью подушечками, компактного крепкого вида. Передние ноги прямые, с крупной костью. Задние ноги широкие и мощные со средними углами скакательных суставов, без их сближения (коровьего постава ног). Спина прямая, мягко спадающая/наклонна от плеч к бедрам. Поясница не должна быть настолько короткой или плотной, чтобы мешать легкости и неутомимости движений. Выносливость и ум видны в выражении и экстерьере. Глаза имеют «волчий» вид из-за расположения, но выражение их мягкое и показывает любящий нрав.
Темперамент — аляскинский маламут это дружелюбная, привязчивая/любящая собака, он не однолюб/не собака одного хозяина. Верный, преданный компаньон, любящий поиграть, обычно после взросления впечатляет своей царственностью.

В данной породе не развит сильный территориальный инстинкт (за исключением непосредственно места отдыха и пищи), так как культура эскимосов, их кочевой образ жизни оказали влияние на формирование темперамента породы. «Дом» был там, где разбивали лагерь или заселяли деревню — иногда всего лишь на ночь, в другое время на многие месяцы, все зависело от наличия дичи.
В связи с тем, что образ жизни эскимосов был социалистический в самом идеалистическом смысле (все было общим), собак не использовали в качестве сторожей и охранников. Они, однако, служили «сигнальными» животными, предупреждая поселение о возникающих опасностях, таких как забредший полярный медведь или приближающийся странник.
Не будучи широко известным своими способностями служебной собаки, маламут имеет высокоразвитый стайный инстинкт. Врожденное стремление занять надлежащее место в социальной иерархии стаи заставляет многих маламутов выражать агрессию к другим животным. Если собака не тренирована владельцем на нормальные социальные взаимоотношения, семья (которую собака рассматривает как часть стаи) может пострадать в борьбе собаки за доминирование. Именно неспособность и нежелание многих владельцев понять и преодолеть этот сильный стайный инстинкт являются причиной большинства поведенческих проблем в породе.
Небольшое число маламутов, своим агрессивным поведением заработали негативную репутацию породе в целом. Множество современных собак слишком рано разлучаются с матерями, родственниками и другими взрослыми собаками, с которыми они могли бы общаться и учиться правильному социальному поведению в стае. Изолированные в вольере или на цепи, эти молодые собаки лишены возможности выучить правильное социальное поведение и, в результате, имеют тенденцию становиться чрезмерно утверждающимися в территориальном инстинкте, когда к ним приближается или они приближаются к другим собакам.
В период становления породы, щенкам позволялось быть «собаками» в критический период социализации. Они свободно общались с взрослыми псами, старшие родственники или неродственные «тетушки» приглядывали за ними, молодые собаки могли свободно и безопасно занять свою ступень доминирования/подчинения в социальной иерархии стаи.
За последние десятилетия темперамент Аляскинского маламута, в связи с избирательным разведением, претерпел значительные изменения. Эти изменения позволили породе быть более совместимой с требованиями современной жизни. Результатом такого селективного отбора явился значительный компромисс между тем, что приемлемо для городского сообщества и теми характеристиками ,что позволили породе выжить в Арктике.
Правильный/истинный Аляскинский маламут это животное, сохранившее свою независимость, животное, осознающее и принимающее ответственность с готовностью. Это качество – независимость – было необходимой мерой защиты, как для упряжки, так и для погонщика. Независимое мышление очень часто неправильно истолковывается несведущими владельцами и «профессиональными дрессировщиками». Порода в целом расценивается людьми без надлежащего опыта как упрямая и трудно поддающаяся обучению. В качестве примера можно привести тех собак, которые постоянно отказываются ходить по неизвестному, нестабильному покрытию, и многими дрессировщиками считаются «недалекими, слабоумными». В то время как в реальной жизни, это врожденное свойство было необходимо для выживания рабочих собак и их погонщиков при работе на мягком льду и ледяных полях.
Большое количество заводчиков весьма целенаправленно разводят только тех собак, которые не выказывают агрессии по отношению к другим животным. Репутация породы в отношении чрезмерной самоуверенности уже порядком всем надоела. Но, хотя необходимо контролировать это врожденное стайное чувство, нужно помнить, что если современные собаки попали бы в арктическое окружение своих предков, они должны были бы быть упрямо крепкими и высококонкурентными, как и их предки, которые практически каждый день балансировали на грани выживании.
Аляскинский маламут не является служебной собакой по охране территории. Однако он может быть врожденной сигнальной собакой и соответственно предупреждать владельца о том, что что-то не так специальным воюще-лающим сигналом. Обычно же собаки этой породы дружелюбны ко всем людям. Это свойство породы осталось неизменившимся, несмотря на то, что некоторые люди пытались отдрессировать собак на преодоление этого врожденного открытого дружелюбного любопытства.
Маламуты отличные защитники и няньки детей. Но они не являются собакой одного хозяина (будучи высокообщительными), из-за стайной ориентации. Также они обладают высоким уровнем интуиции. Это свойство обязательно должно учитываться теми, кто связан с данной породой. Если человек побаивается или недоверчиво относится к этим собакам, они вполне способны почувствовать этот страх и действовать соответствующе, проверяя этого человека на слабость или извлекая из ситуации преимущества.
При должном воспитании и социальной адаптации маламут будет отличным домашним любимцем для правильной семьи. Но нельзя забывать об исходном назначении породы как ездовой собаки для перевозки тяжелых грузов в суровых условиях.

Голова — голова показывает высокий уровень интеллекта, она широкая и мощная при сравнении с головами собак других пород «дикого», «примитивного» происхождения. Она должна быть пропорциональна размеру собаки, и не придавать ей грубый или неуклюжий вид.

Головы этих собак в зимние месяцы выглядят значительно более массивными. Частично это объясняется более густым шерстным покровом. Так же это связано с увеличением толщины жировых слоев на черепной части головы в это время года. Особенно это заметно во внутренних уголках глаз. В летнее время эти жировые отложения уменьшаются, так как они больше не нужны для защиты глаз.

Череп – черепная часть должна быть широкой между ушами, постепенно сужаясь к глазам, средне скругленная между ушами, уплощаясь сверху у глаз и скругляясь к щекам, которые должны быть относительно плоскими. Между глазами должна быть небольшая ложбинка, линия головы и линия морды прерываются лишь небольшим переходом вниз от прямой линии соединяющей их.

Для всех арктических животных характерно определенное единообразие в клинообразности формы головы. Ни у кого из них нет ярко выраженного перехода от черепа к морде, нет резких углов или впадин, мест, где снег или другая влага имеют возможность собираться и замерзать. Таким образом, эта форма черепа является «всепогодной» и «водоотталкивающей».
То, что у собак выглядит переходом на морде является жировыми подушками над глазными орбитами. Они также формируют небольшую ложбинку между глазами.

Морда — объемная и крупная в пропорции к размеру черепа – лишь немного уменьшаясь в ширине и глубине от головы к носу, губы плотно прилегающие, нос черный, верхняя и нижняя челюсти широкие с крупными зубами, прикус ножницеобразный, перекус и недокус недопустимы.

Морды других арктических собакообразных пропорционально более длинные, чем у собак, так как им необходимо, как хищникам, хватать и удерживать жертву, зачастую более крупную, чем они сами. Челюсти созданы для отрывания мяса от костей. Так, например, морда волка, включая область орбит (костная зона вокруг глаз) составляет почти половину общей длины головы. Одомашнивание без тщательного отбора в процессе разведения ведет к сокращению размера и длины клыков и уменьшению длины морды.
У маламута относительно короткая объемная морда. Чрезвычайно важно чтобы у этих собак был полный набор сильных зубов с правильным прикусом, для разгрызания костей и замороженной пищи. Резцы используются для очистки и ухода за лапами, освобождения их ото льда и заноз; также они используются для обработки костей. Клыки захватывают и затягивают пищу в рот.
Собакам необходимо охотиться за пищей в определенное время года. Их премоляры незаменимы в качестве дробящего инструмента для разгрызания богатых питательными веществами мозговых костей и отрезания замороженной пищи. Они должны быть пропорциональны в размере относительно моляров, и идеально совпадать при закрывании челюстей. Четвертый верхний моляр и первый нижний моляр являются специализированными зубами для разрезания прочных сухожилий и тканей. Моляры должны быть массивными, совмещающимися друг с другом в режущем действии для разгрызания мощных костей и замороженного мяса. Правильная зубная формула была критична для их выживания. Наличие и размер этих важных зубов находится под вопросом в некоторых современных линиях маламутов.
Ни прямой прикус, ни недокус/перекус не упоминаются в стандарте. Собака с прямым прикусом скоро сотрет/стешет зубы на таком рационе. Недокус или перекус означают, что зубы и/или челюсти настолько смещены/перекошены, что при закрытии рта зубы не совмещаются правильно. Такие собаки не могут нормально закрыть рот, неэффективно отрывают и пережевывают замороженную пищу. Также сука с неправильным прикусом (открытым) не может эффективно перекусить пуповину у щенков.
Стандарт утверждает что «губы плотно прилегающие». Открытая кожа обвислых губ ведет к большей теплопотере, также весьма велики шансы обмораживания нежной влажной ткани слизистой поверхности губ.
Отвисшие губы, те, что плотно не прилегают, открывают большую поверхность влажных тканей стихиям, результатом чего может быть замораживание губ, десен и зубов. Однако не надо путать этот недостаток с разваливанием/расползанием/отвисанием передней части губ, когда собака часто дышит в жаркую погоду.
Стандарт не описывает особенности строения языка у данных собак. Ну и конечно было бы сложно судить собак по их языку! Однако многие старые опытные погонщики помимо всего прочего учитывают и этот признак. Язык должен быть достаточной длины и ширины, чтобы позволять собаке на ходу опускать голову и зачерпывать снег, не снижая темпа хода. Собак обычно не поили во время работы, но для их физиологического баланса необходимо поддержание жидкостей тела на протяжении работы. Таким образом, для поддержания здоровья и работоспособности собаки, очень важна способность потреблять жидкость в такой форме как снег, на ходу.
Носовые ходы у маламута богаты кровоснабжением, для обогрева воздуха, входящего в дыхательную систему. Процесс обогрева усиливается наличием обширных фронтальных синусов, которые всегда наполнены теплым воздухом. Эти пазухи расположены в области перехода. Подобная особенность свойственна исключительно арктическим собакообразным.
Череп расположен за мордой и глазными орбитами. Он состоит из нескольких костей, которые, по мере роста щенка срастаются в черепную коробку. Эта структура очень прочная и покрыта массивными и мощными жевательными мускулами. Эти мышцы защищают голову от повреждений и усилены, особенно в зимнее время, слоем жировой ткани. Жировой слой является дополнительной защитой от холода и отложения льда, ограничивающего движение ушей. Следовательно, из-за данного строения головы затылок у аляскинского маламута не выражен.
Стандарт особенно упирает на черный окрас носа. Это показатель общей пигментации. Другими словами, если нос черный, таковыми должны быть губы и веки. Такая черная пигментация свойственна всем арктическим животным и является защитным свойством против очень сильного ультрафиолетового излучения на этой широте. Черная пигментация предотвращает ожоги и образование пузырей от солнца и отраженного света от ледяных поверхностей. Такой цвет также помогает устоять перед атакой гнуса, в огромных количествах встречающегося в Арктике во время короткого лета.
Изменение пигментации носа, называемое в народе «снежный нос», случается практически у всех арктических шпицеобразных собак, от крохотного померанца до массивной хаски с реки Макензи. Существует несколько теорий, объясняющих этот уникальный феномен осветления части носа (или полностью) в холодное время года.
Одна теория предполагает, что холодный воздух повышает секрецию слизи в носу (как и у людей). Некоторые собаки постоянно лижут нос, чтобы убрать избыток влага. Нос осветляется из-за постоянного воздействия языка. Те собаки, что не вылизывают все время нос, не показывают «снежный нос» в это время года.
Небольшое число людей привержены теории, что солнечный свет, являющийся богатым источником витамина Д, лучше воспринимается через розовую кожу, чем через черную.
Соответственно, «снежный нос» не должен рассматриваться как недостаток при судействе собак в течение зимних месяцев.

Глаза – коричневые, миндалевидной формы, умеренно большие для этой формы глаз, косо посажены в черепе. Темный цвет предпочтителен. Голубые глаза являются дисквалифицирующим пороком.

Миндалевидная форма и глубокая посадка глаз обусловлена формой черепа. Чем более выражен у животного переход, тем круглее будут глаза. Круглые или выкаченные глаза более подвержены снежной слепоте и увечьям.
Область орбиты глаз усилена и защищена слоем жировой ткани, которая более заметна к внутреннему углу глаза. Здесь, где находятся синусовые полости, наполненные теплым воздухом, толщина жировой ткани наибольшая. Количество жировых слоев в зоне орбиты изменяют внешний вид глаза.
Удерживая тепло тела, это защитное покрытие сохраняет постоянную температуру, оберегая нежные влажные ткани глаз (подобное защитное покрытие имеется у прочих арктических собакообразных/канид). Эти жировые слои, хоть и имеются всегда, увеличиваются в размерах в зимние месяцы и сокращаются в летний период.
Жировая подушка зоны орбиты глаза обуславливает желеобразные движения когда собака трясет головой, чтобы избавиться от снега и прочей влаги. В процессе работы, движения или отряхивания головы, снег, лед и изморозь отпадают из-за колебаний этих жировых слоев.
Дополнительно, это покрытие служит глазам защитой, укрывая их от внешнего мира. Выступая в качестве «солнечного навеса» жировые отложения нависают над глазами, когда веки слегка приопущены, защищая глаза от ослепительного сияния. У маламутов также имеются весьма выраженные ресницы, помогающие защищать глаза от света, летящего снега и частиц льда.
Некоторые погонщики обнаружили, что когда надглазные жировые подушки отсутствуют, им необходимо смазывать таким собакам область глазной орбиты жиром/маслом, чтобы предотвратить нарастание там льда. У современных собак жировые слои в области глаз обнаруживаются все реже и реже и необходимо приложить все усилия для сохранения в породе этой важнейшей характеристики.

Уши – уши должны быть среднего размера, но маленькими в пропорции к размеру головы. Верхние половины ушей треугольной формы, со слегка скругленным кончиком, уши широко посажены на наружных задних краях черепа и нижняя часть уха соединяется с черепом на линии/уровне с верхним углом глаза, придавая кончикам ушей, когда насторожены, вид отстоящих в стороны от черепа. Когда собака насторожена, уши слегка направлены вперед, но во время работы уши часто сложены назад к черепу. Высокопосаженные уши являются пороком.

Уши должны быть не только маленькими в пропорции к черепу, но также иметь очень толстую плотную кожу и быть густо обшерствленными. Размер и строение ушей аляскинского маламута важны для максимального снижения потерь тепла тела, особенно во время отдыха. Подвижность уха нужна для хорошего слуха, удаления снега и выражения настроения и чувств.
Любая склонность уха к висячему или надломленному виду в нерабочем состоянии (не путать со сложенными к голове ушами во время работы собаки) будет ухудшать циркуляцию крови в нем, приводя к повышенной возможности обморожения в этой жизненноважной области.
Расположение ушей обеспечивает укрытие черепа и затылка. Затылок должен быть практически незаметен, благодаря прикрытию черепа. Правильный постав ушей позволяет собаке складывать их и укладывать назад вдоль черепа, не давая проникнуть снегу и холоду и защищая органы внутреннего уха. Расположение ушей также позволяет собаке поворачивать ухо на 180 градусов, обеспечивая улавливание малейшего звука трескающегося льда, команду каюра или движение дичи.

Шея – шея должна быть сильной и средне выгнутой.

Длина шеи аляскинского маламута является жизненно важным признаком. Необходимая длина шеи нужна не только для максимальной эффективности его как упряжного животного, обеспечивая баланс и стабильность в работе, также это свойство, необходимое для выживания. Длина шеи собаки должна позволять ей в процессе быстрого движения в упряжке или на охоте дотягиваться до земли, чтобы зачерпнуть снег для удаления жажды, находить тропу или отслеживать след.
На шее находится выраженный подгрудок, особенно заметный у кобелей. Этот жировой подгрудок нагревает воздух, идущий в легкие. Когда собака часто дышит, воздух резко и быстро попадает в легкие. Подгрудок предотвращает повреждение нежной легочной ткани от воздействия холодного воздуха.
Во время отдыха подгрудок лежит на груди, защищая область сердца и легких от холода. Многие собаки во время отдыха укладывают передние конечности под подгрудок, держа их в тепле и предотвращая повреждение мышц, которое может случится при резком включении их в работу холодными.

Корпус – грудь должна быть сильной и глубокой; корпус должен быть сильным и компактным, но не укороченным. Спина должна быть прямая, полого спадающая/наклонная к крупу. Поясница/паха должна быть хорошо обмускулена, не слишком короткой, чтобы не нарушать легкие ритмичные движения с мощным отмахом задних конечностей. Длинная поясница, ослабляющая спину, также является пороком. Избыточного веса не должно быть.

Корпус аляскинского маламута должен быть достаточной глубины и ширины, чтобы вместить в себя массивное сердце и большие легкие. Неглубокое или слишком узкое туловище не сможет выдержать долгие часы тяжелой работы, удерживать тепло в легких при леденящих ветрах и минусовых температурах Арктики. Собака с чрезмерно выгнутыми ребрами (бочкообразной грудью), не сужающимися у локтей не способна на правильные движения. В то время как стандарт указывает на недопустимость ожирения, тяжелая мускулатура должна прослаиваться вспомогательным плотным жиром.
Стандарт не описывает круп маламута. Собака с укороченным и/или спрямленным крупом моментально определяется по неправильному поставу хвоста. Хвост будет слишком высоко поставленным и сворачиваться слишком плотно к телу. Подобный постав обычно известен как «сломанный хвост». Собаки с такими недостатками (укороченный спрямленный круп) не способны работать на длинных дистанциях. Встречаются собаки с слишком длинным или свислым крупом и, хотя это и не красиво, рабочие качества ездовой собаки при этом не страдают.

Плечи, ноги и лапы – плечи должны быть со средним наклоном; передние ноги с тяжелыми костями, мощно обмускулены, вертикальные до пястей, которые должны быть короткими и сильными и практически вертикальными, если смотреть со стороны. Лапы должны быть крупными и компактными, пальцы плотно прилегающие, хорошо выгнутые, подушечки толстые и прочные/плотные/жесткие, когти короткие и прочные. Между пальцами должна расти защитная шерсть. Задние ноги должны быть широкими/большими/крупными с мощно обмускуленными бедрами; коленные суставы со средними углами, скакательные суставы крупные и сильные, со средними углами и с хорошим выходом. При осмотре сзади, ноги должны быть без искривления костей, стоять и двигаться правильно, в соответствии с движениями передних конечностей, не слишком близко или широко поставленно. Конечности маламута должны демонстрировать необыкновенную силу и мощь в продвижении вперед. Любой признак дефектности ног или лап в стойке или движении должен рассматриваться как серьезный недостаток. Прибылые пальцы на задних конечностях нежелательны и должны удаляться скоро после рождения.

Ноги любой упряжной собаки весьма важны для ее выживания. Соответственно строение лап должно быть правильным. Очень важны должное обшерствление лап и приведение их в соответствие с задачами, требуемыми от ездовой собаки. Лапы должны быть покрыты короткой щеткообразной шерстью между пальцами. Если эта шерсть слишком густая или длинная, она должна расцениваться как дефектность/слабость, отсутствие тренировки/кондиционирования у собаки. Такая шерсть будет подвержена скоплению влаги между подушечками, которая потом замерзнет. Длинная густая шерсть между подушечками способствует возникновению ледышек и снежных комков, доставляющих собаке большие неудобства и могущие травмировать ее. Во время отдыха такая собака будет выгрызать ледышки и комки между подушечками лап, что приводит к накоплению еще большего количества влаги и замыканию этого патологического круга, приводя собаку в полностью нерабочее состояние.
Чтобы маламут был эффективным тяжелоупряжным псом с огромной выносливостью, его лапы должны быть сильными, плотными, компактными. Подушечки должны быть жесткими и твердыми как подошва, когти у рабочей собаки должны почти касаться земли (хотя у выставочных собак часто коротко обрезаются). Такие когти позволяют собаке иметь лучшее сцепление на скользких и неустойчивых поверхностях.
Удаление передних прибылых пальцев не приветствуется многими погонщиками и заводчиками, так как эти пальцы используются собакой для удержания крупных костей и кусков пищи. Однако другие погонщики (и заводчики) считают необходимым их удаление, так как они могут повреждаться при работе на тяжелой трассе/поверхности.

Хвост – среднего постава/выхода и, в начале, продолжает линию спины, хорошо обшерствлен и несется над спиной, когда собака не работает, но не слишком туго свернутым чтобы лежать на спине, а в виде помахивающего плюмажа.

Хвост аляскинского маламута развился как функция/признак, критический для его выживания. Он используется собакой как основной, изолирующий от холода, материал; он показывает характер собаки; с помощью него собаки общаются между собой. Как защита конечностей от холода во время сна, хвост должен быть подвижным и хорошо обшерствленным. Очень важна длина хвоста, чтобы обеспечить укрытие носа собаки во время отдыха. Это означает, что кончик должен, по крайней мере, доставать до скакательного сустава или дальше на 2,5 см, для осуществления этой функции. Хвост также используется как «руль» при резких поворотах во время движения на большой скорости (например, на охоте). Слишком длинный хвост в этом случае неэффективен. Множество современных собак имеют короткие, чрезмерно или не обшерствленные хвосты.
В теплое время на отдыхе собаки растягиваются, выставляя самые малообшерствленные части тела для максимального охлаждения. Когда погода холодает, они туго сворачиваются в позицию, напоминающую эмбрион. Передние лапы убираются под подгрудок, подушечками вверх; задние ноги повернуты вбок. В этой позе влажные подушечки не прикасаются к земле. Нос укрывается хвостом, который может укладываться различным образом, в зависимости от тяжести погоды.
Холодными ночами хвост укрывает задние ноги. В более суровых условиях он может укладываться между задними ногами, улавливая и задерживая выдыхаемый теплый воздух. Либо хвост может располагаться под ногами если земля очень холодная и сырая. В последнем случае задние ноги подтягиваются вперед, к голове и подгрудку. Голова по глаза засовываются под бедро. В такой туго свернутой позе у собаки полностью защищены важные органы и все влажные области тела, через которые может идти потери тепла и обмораживания. Только уши собаки остаются не закрытыми. Считается, что это защита от опасности, и поэтому так важны небольшие, толстые и густообшерствленные уши для защиты этой не укрытой области.
Хвост также используется для общения. Поднятый и виляющий хвост указывает на счастливое и внимательное животное, в то время как хвост помещенный между задними ногами показывает, что собака в страхе. Хвост может быть опущенным, с нервно виляющим кончиком, когда собака приветствует доминирующее животное или человека. Хвост, несомый высоко над телом или напряженно вытянутый под углом 45 град к горизонтали с распушенным мехом показывает на агрессивное поведение собаки, готовящейся к драке.

Шерсть – у маламута должна быть густая жесткая защитная шерсть, не длинная и не мягкая. Подшерсток плотный, длиной от 2,5 до 5 см, маслянистый и пуховой. Жесткий защитный волос не прилегает к телу, а отстоит от него, вокруг шеи имеется воротник из густой шерсти. Защитный волос различается по длине, также и подшерсток; однако в целом, шерсть по бокам тела относительно короткая или средней длины, она удлиняется на плечах и к шее, также вдоль спины и по крупу, переходя в «штаны» и хвост. В летние месяцы в линьке у маламутов обычно более короткая и менее плотная шерсть.

Двойная шерсть аляскинского маламута чрезвычайно важна для выживания собаки. Защитный кроющий волос обладает маслянистым или воскообразным покрытием, отталкивающим воду. Кроющий волос защищает густой пуховой подшерсток, теплоизолирующий тело. Собаки с короткой, редкой, мягкой шерстью недостаточно защищены от суровой арктической погоды. Собака с чрезмерно длинной и мягкой шерстью не выживет в условиях севера и такая шерсть должна рассматриваться как тяжелый недостаток. Длинная и мягкая шерсть накапливает влагу от дыхания (учащенного особенно) в процессе работы в холодную погоду. На отдыхе, эти собаки стараются избавиться от этого покрывала снега и изморози в шерсти, выкусывая его. В лучшем случае это оставляет собаку мокрой и холодной, так как собака увлажняет шерсть ртом. Затем, при возобновлении работы в упряжке, в шерсти собираются дополнительные снег, лед или изморозь, заключая собаку в новые холодные слои, снижая ее температуру тела и эффективность работы и повышая опасность гипотермии.
По мере продолжения работы в упряжке, дополнительная влага заставляет шерсть закручиваться, формируя сосульки. Со временем сосульки растут, набирают вес и еще туже закручиваются, начиная причинять собаке боль. В попытках избавится от боли, причиняемой наледями в шерсти, собаки кусают их, вырывают вместе с шерстью. На этих местах остаются ссадины, открытые для мороза. Постепенно этот процесс приводит к гипотермии собаки, и, если не успеть оказать ей помощь, она может погибнуть.
Собаки с слишком коротким защитным волосом не защищены от ветра и глубокого холода. Им требуется больше корма для поддержания массы тела. Если глубокие морозы продолжаются длительное время, шерсть таких собак вытирается, и формируются намины и ссадины от постоянного лежания в свернутой позиции в будке.
Собаки с надлежащим густым кроющим волосом и плотным густым маслянистым подшерстком не обращают внимания на холод, ветер, снег и ледяной дождь. Такие собаки готовы работать, играть или спать в любых погодных условиях.

Окрас и отметины – обычная цветовая гамма включает в себя спектр от светло-серого через промежуточные оттенки до черного, при этом всегда на нижних частях тела, конечностях, лапах и частично морде шерсть белого цвета. Отметины на морде должны быть в виде капюшона и/или маски. Белая полоска на лбу и/или ошейник/отметина на затылке привлекательны и приемлемы, но неравномерный окрас, распространяющийся на корпус пятнами и всплесками нежелателен. Необходимо различать собак с окрасом мантией от пятнистых собак. Единственным однотонным окрасом допускается полностью белый цвет.

Основные цветовые комбинации, встречающиеся у современных маламутов, включают: серо-белый, волчий с белым, сэйбл с белым, волчье сэйбл с белым, голубой с белым, черный с белым, серебристый с белым, чисто белый, красный с белым, кремовый с белым окрасы. Отметины на морде широко варьируют — чистые белые лица, капюшон, очки, бандитские маски (окрас распространяется вниз за глаза и полоса по спинке морды до носа) могут включать белые отметины над глазами, полумаски (без полосы по спинке морды) с и без белых отметин над глазами. Многие собаки с красным и кремовым окрасом имеют красновато-коричневую, а не черную, пигментацию носа, век и губ.

Размеры – существует естественный диапазон размеров в породе. Желательные размеры для перевозки грузов таковы:
кобели – 63,5 см в холке, 38,6 кг вес,
суки – 58,4 см в холке, 34 кг вес
Однако оценка размеров не должна затмевать оценку типичности, пропорциональности собаки и ее функциональных признаков, таких как плечелопаточное сочленение, грудь, конечности, лапы и движения. Когда оцениваются собаки равные по типу, пропорциям и функциональным признакам, предпочтение должно отдаваться собаке с размерами более близкими к желательному грузоупряжечному типу.

Многие люди обеспокоены и озадачены вариацией размеров среди современных маламутов. Больше — не лучше, как думают некоторые люди. С исторической точки зрения необходимо помнить, что раньше у данных собак не было доступа к таким полноценным и сбалансированным рационам как сегодня. С современными нормами кормления собаки способны полностью реализовать свой генетический потенциал роста. Результатом этого может быть небольшое общее увеличение размеров породы сегодня.
Многие люди имеют тенденцию переоценивать размер и вес своих животных, находящихся в рабочей кондиции. При измерении роста и веса они изумляются насколько близко к стандарту оказываются их собаки.
Только совместными усилиями заводчиков маламутов, выставляющих их владельцев и судей должны поддерживаться качественные признаки породы соответственно стандарту. Эта порода сложилась под действием природной и народной селекции и должна сохраняться в сложившемся, отшлифованном природой, состоянии, а не подвергаться необоснованным улучшениям.

ВАЖНО — при судействе маламутов, их роль в качестве ездовых собак для перевозки тяжелых грузов должна учитываться поверх всех вышерассмотренных пунктов. Судья должен все время помнить, что эта порода сложилась как рабочая ездовая собака Севера для перевозки тяжелых грузов. Таким образом, маламут должен представлять собой мощно сложенную тяжелокостную компактную собаку с прочными ногами, крепкими лапами, глубокой грудью, мощными плечами, ровным сбалансированным неутомимым ходом и прочими физическими признаками, необходимыми для эффективного исполнения такой работы. Он не предназначен для скоростных бегов, в которых соревнуются более мелкие северные породы.
Маламут, как тяжелоупряжная ездовая собака, являет собой мощь и выносливость, поэтому любой признак у отдельно взятой собаки, включая темперамент, который не соответствует и препятствует выполнению предназначения, должен рассматриваться как самый серьезный недостаток. Пороки, подпадающие под данную категорию, включают размет конечностей, любой признак некрепости и слабости конечностей, спрямленный скакательный сустав, плохие пясти, прямое плечо, плохие углы конечностей, прерывистый, спотыкающийся ход, или любой ход, который: несбалансирован, слаб, неровен, нестабилен. Разболтанность, незаполненность, чрезмерная загруженность, легкокостность, плохие общие пропорции и схожие недостатки также являют ся серьезными пороками.
Дисквалификация. Голубые глаза

Некоторые признаки, необходимые для выживания породы, уже не так часто встречаются среди обычных ее представителей. Из-за отсутствия в нашем окружении жестких условий, в которых выживают только самые приспособленные, природа больше не может избавляться от менее устойчивых к наиболее жестким природным условиям мира собак. В результате многие характеристики в различной степени сглаживаются и исчезают из породы.
Нам представляется логичным теория, что если выживание только самых приспособленных укрепляет и улучшает породу/вид животных, то любое послабление и отход от разведенческих стандартов автоматически ухудшает гармоничность и ведет к дегенерации популяции. Все это происходит из-за распространения в популяции генетического материала не соответсвующих животных .
Стандарт породы был создан и утвержден после тщательных изысканий, осмотров, сравнений и исследований. Интерпретация стандарта заводчиками (подтвержденная в выставочном ринге) используется для поддержания целостности породы. Специализированные признаки, доказавшие со временем свою необходимость для выживания породы, могут исчезнуть полностью, если не будет помощи от всех приверженцев и любителей породы, а также судей, по защите этих внутренних характеристик, уникальных для великолепного маламута.
Наша обязанность, как владельцев, заводчиков и выставочников, состоит в поддержании каждого из этих жизненноважных признаков, несмотря на сложности из-за отсутствия необходимых условий окружающей среды.

Глава 14

ДВИЖЕНИЯ АЛЯСКИНСКОГО МАЛАМУТА

В связи с тем, что аляскинский маламут является тяжелой ездовой собакой, его движения, их правильность — чрезвычайно важны. Официальный стандарт породы не имеет отдельной секции, посвященной движениям. Также там не упоминаются типы движений, однако можно найти намеки на то, что является важным для оценки собаки.
В первом абзаце стандарта говорится: «Маламут идет/движется с гордой осанкой, поднятой головой и настороженными ушами». Далее говорится, что лапы должны быть типа «снегоступы», компактные и глубокие с хорошо амортизирующими подушечками; передние ноги прямые, с крупными костями; задние ноги широко поставленные и мощные, со средними углами …коленных суставов?, без спрямленных скакательных суставов. Спина должна быть прямая, мягко спадающая от холки к крестцу.
«Поясница» говорится в стандарте «не должна быть настолько короткой или узкой чтобы мешать свободным ритмичным движениям с мощным толчком задних конечностей. Слишком длинная поясница, ослабляющая спину, также является недостатком».
В другой секции стандарта добавляется: «Задние конечности должны быть широкими/широко поставленными с мощно обмускуленными бедрами, углы коленных суставов умеренные, скакательные суставы широкие и сильные, с умеренными углами и хорошим выходом. При осмотре сзади, задние конечности не должны иметь искривлений костей, а стоять и двигаться полностью в соответствии с передними конечностями, не сближенно и не широко».
Позвольте нам интерпретировать все вышеупомянутое, а также добавить то, о чем стандарт умолчал. При осмотре спереди, конечности должны выноситься вперед перпендикулярно земле и параллельно друг другу. Ну или близко к этому, как необходимо добавить. У собак под грузом есть тенденция ставить лапы по центральной оси тела, но это реже встречается у аляскинских маламутов, чем у других пород собак.
Если осматривать постав передних конечностей со стороны/сбоку, то надлежащие углы суставов плеча и костей должны давать собаке возможность максимально выносить вперед конечности. Собаки, не показывающие хорошего выноса ног, имеют ходульные движения. Причиной этого типа хода может быть недостаток движения и содержание в слишком маленьком пространстве. Также его причиной могут являться плохие/спрямленные углы плечевого пояса.
Если мы продолжим осмотр собаки сбоку, то не должно быть никаких изменений в горизонтальной линии спины. Изгиб, провал в середине спины будет означать быстрое уставание собаки, так как отсутствует прямая линия передачи силы, и она теряется. Горбатость часто означает неправильность в строении пояса задних конечностей. И, опять же, будет идти потеря силы через нее.
Отметьте, что термин «прямая линия спины» применима не только при осмотре сбоку, но и сзади/вертикально. При движении собаки от судьи, ее туловище должно двигаться по прямой линии с направлением движения. Одним из недостатков движений является «крабообразные» или «боковые». При этом передние конечности двигаются по одной линии с головой, а туловище слега изгибается вправо или влево. Задние ноги не двигаются «полностью в соответствии с передними конечностями» как того требует стандарт.
Собаки с длинной поясницей также могут показывать недостатки движений при осмотре спереди/сзади. При осмотре сзади при движении медленным темпом от судьи, можно наблюдать «гусеницеобразные» движения, что означает дополнительную растрату сил собаки.
Ну а настоящая проверка правильности движений происходит когда собака работает, либо в упряжке, либо в вейт-пуллинге. Мы приводим в этой главе несколько фотографий упряжек двигающихся галопом и рысью. Они иллюстрируют наши слова о том, что лучшие собаки двигаются так как описывается в стандарте. Их передние лапы выносятся очень далеко, передние и задние конечности двигаются параллельно и по прямой, имеется достаточное расстояние, как между передними, так и задними конечностями в движении.
Особенно мы бы хотели отметить отличные и крепкие движения задних ног у собак в упряжках на фотографиях. Один из авторов, Максвел Риддл, однажды проехал 54 мили за один заезд ранним декабрем вдоль северного побережья континента. В конце путешествия все маламуты продолжали идеально двигаться. Невозможно придумать более совершенную проверку для аляскинского маламута.

Глава 15

ТРЕНИРОВКА ВЫСТАВОЧНОЙ СОБАКИ

автор Нэнси Рассел, питомник Шторм Клод (Nancy C. Russell, Storm Kloud)

Нэнси Рассел является одним из наиболее известных и успешных заводчиков аляскинских маламутов современности. Она – очень весомый член Клуба аляскинских маламутов Америки и стала одним из лучших национальных профессиональных хэндлеров. Ей удалось соединить знание породы с врожденным чувством собак.
В то время как средний профессиональный хэндлер берется за взрослых собак и тренирует их для выставок, миссис Рассел ценит подход с раннего детства собаки. Нет более компетентного специалиста, могущего рассказать владельцу щенка аляскинского маламута, как вытренировать его для выставки. Мы с гордостью представляем инструкции, написанные ею специально для этой книги.
Вы только что приобрели щенка — будущего чемпиона. Если предположить, что он обладает правильными конституцией и экстерьером, то станет ли он чемпионом или «отбросами ринга» зависит исключительно от вас. Огромная часть успеха шоу-собаки базируется на ее отношении и на тренированности. Настоящая «шоу-собака» это та, что выходит на ринг с выражением: » Вот он я; ну разве не красавчик?» Она игнорирует прочих собак, бежит на свободном поводке с поднятой головой, обходит углы и повороты не прерывая хода, позирует на поощрение, позволяет ставить себя в позу и, кажется, наслаждается судейством, практически призывая судью смотреть только на нее.
Вы обнаружите, что выставочный ветеран обожает путешествовать. Он считает клетку домом и доволен жизнью в ней, неважно, где она установлена. Он наслаждается грумингом и подготовкой настолько, что забывает, что не все столы предназначены для запрыгивания и начесывания. Такие собаки это настоящее удовольствие для хэндлера и они постоянно выигрывают. Но как наработать и развить такое отношение у собаки? Основное правило — первый опыт всего, что связано с выставкой, должен быть позитивным.

Путешествия

Например, не совершайте первое путешествие щенка в машине к ветеринару на вакцинацию. Иначе в дальнейшем он будет связывать поездку в машине с неприятным опытом. Вместо этого возьмите его с собой в МакДональдс за мороженым, за город побегать, в гости к друзьям погладиться. Несколько таких путешествий закрепят положительные впечатления от поездки в машине, и вы получите собаку всегда готовую к путешествию.

Приучение к клетке/перевозке

Выставочная собака должна считать клетку своим домом. Тогда он будет спокоен в ней, неважно, где она поставлена. Привыкание к новым местам в крови у аляскинских маламутов, так как эскимосы были кочевниками, и дом был там, где собак привязывали на ночь. Так что вам надо только показать щенку клетку так, чтобы он ощутил ее домом. Положите в нее удобную подстилку, еду, воду и оставьте дверь открытой, чтобы щенок мог свободно заходить и выходить. Хвалите его за то, что он в ней ест и спит, и никогда не ругайте его пока он в клетке. После того как щенок станет использовать клетку без принуждения, начните закрывать дверцу на короткие периоды, постепенно увеличивая время нахождения в клетке. Выберите команду «место» или «клетка» и применяйте ее при заходе в клетку. Всегда хвалите и поощряйте за подчинение. Берите клетку с собой, когда выезжаете к друзьям, на дрессировку, на пикник. Заставляйте щенка проводить часть времени в ней. Никогда не используйте клетку как наказание. Клетка для него должна быть безопасным и любимым домом.

Приучение к присутствию других собак

Как только щенок пройдет вакцинацию, начните знакомить его с другими собаками. Даже если он слишком молод для участия, берите его на выставки и соревнования. Часть времени держите его в клетке. Просите людей подходить и гладить его. И, хотя для молодых щенков не характерна агрессия к другим собакам, воспитывайте его при первых признаках агрессивности, таких как рычание, подкусывание, чрезмерное гавканье. Конечно же, не забывайте хвалить и поощрять за правильное поведение.
Не удивляйтесь, если ваш щенок, который любил весь мир, внезапно начнет рычать на собак. Обычно это происходит в возрасте между 8 месяцами и годом. Это признак выхода собаки из щенячьего возраста и попытки установить свою иерархию в стае. Стайный инстинкт очень силен у маламутов и более доминирующие собаки будут пытаться взять верх над остальными. Это приводит к агрессивному поведению, часто наблюдаемому в ринге и не только. Вы должны дать понять собаке, что это неприемлемое поведение. Так что будьте готовы к первому рычанию. Накажите настолько быстро и жестко, что это оставит впечатление на всю жизнь. Если у вас достаточно сил, поднимите щенка за шкирку, потрясите и крикните «Нет», если сил не хватает, ударьте жестко кулаком под челюсть и крикните «нет». Дайте ему понять, что вы по настоящему огорчены его поведением. Если вы сумеете все сделать правильно, одного-двух раз будет достаточно. С этого времени твердое «нет» будет переводить его внимание на вас и он вскорости выучит, что гораздо более приятно просто игнорировать других собак.
Попробуйте представить эту ситуацию применительно к маленькому ребенку, выбежавшему на улицу. Вы бежите за ним, ловите его, ругаете и физически наказываете, потому что понимаете, что если он продолжит подобное поведение, шанс высок что его убьет или искалечит машиной. Собака, чье агрессивное поведение не контролируется хозяином, имеет столько же шансов на выживание в выставочном ринге, упряжке или семье, сколько у маленького ребенка играющего на проезжей части.

Приучение к поводку

Я нахожу, что приучение к поводку труднее всего сделать приятным для щенка, так как оно требует дисциплины и ограничения. Однако если вы не скупитесь на похвалы и награды, щенок быстро начнет связывать поводок с приятными впечатлениями, одновременно учась уважать его и слушаться ваших команд. Я начинаю тренировать щенка на плоской ринговке 0,4-0,5 см шириной. Поместите петлю поводка за голову на место присоединения черепа к шее, с поводком выходящим из петли между ушами. В начале позвольте щенку идти куда ему хочется, а сами просто держитесь за поводок. Продолжайте до тех пор, пока щенок не привыкнет к надетому поводку. Затем, идя рядом с ним, позовите его и смените направление движения, слегка потянув за поводок так, чтобы повернуть его голову в сторону, куда вы направились. Одновременно начните уговаривать и завлекать его пойти к вам. Если он послушается расхвалите его и даже погладьте если дотянитесь, но не прекращайте двигаться. Повторяйте упражнение до тех пор, пока он не поймет, что потягивание за поводок означает смену направления движения.
Следующая задача состоит в том, чтобы научить щенка идти рядом с вами на свободном поводке. Последовательность действий такая же как при обучении команде «рядом» в ОКД, только вы командуете собаке стоять, когда останавливаетесь (а не сидеть) и приучаете ее бежать как с правой, так и с левой стороны. Поправки всегда делаются резким рывком, отпусканием и множеством похвал за правильное поведение. Говорите с собакой подбадривающим веселым голосом. Убеждайте ее, что это все веселье и игра. Делайте левые и правые повороты и полные повороты на шагу, пока она не начнет правильно и весело реагировать. Если вы обучаете более старшего щенка или взрослую собаку, тянущую беспрерывно, используйте удушающий ошейник с поводком, пока она не приучится идти рядом с вами на свободном поводке. Несмотря на то, что это очень похоже на обучение команде «рядом», имеются небольшие, но существенные отличия. Во-первых вы не хотите, чтобы собака бежала рядом, глядя на вас. Это заставит ее отставлять наружний локоть, или даже приведет изгибанию вбок. Вам надо, чтобы собака смотрела прямо. Поэтому вам необходимо идти слегка впереди нее. Тогда она может следить за вашим изменением направления движения и бежать не поворачивая головы.
Не позволяйте поводку провисать, ка это обычно делают в ОКД. Провисший поводок в ОКД означает, что хозяин никаким образом не влияет на исполнение команд собакой. К сожалению, отнюдь не все собаки в ринге получают надлежащие воспитание, и если другая собака набежит на него сзади, или атакует, когда вы выпустили дополнительный поводок, будет драка. Если вы поддерживаете правильное натяжение поводка, вы сумеете почувствовать рычание через него, перенос веса и даже напряжение шейных мышц. Это даст вам время предсказать поведение собаки и предупредить его. Например, если собака собирается передвинуть левую ногу, ей надо перенести вес на правую.
Когда двигаетесь, выпустите из руки лишь столько поводка, сколько надо, чтобы собака двигалась правильным образом без вмешательства вас или поводка. Оставшаяся часть поводка складывается в ладонь руки, ближайшей к собаке. Для натягивания поводка должно быть достаточно только сгибания запястья. Это даст вам хорший контроль над собакой. Она будет чувствовать его и выполнять ваши команды.
Как только вы добьетесь, что ваша собака идет рядом с вами надлежащим образом, постепенно увеличивайте скорость, до тех пор, пока она не побежит рысью. Отрабатывайте повороты как раньше и тренируйте собаку двигаться как справа, так и слева от себя. Если ваша собака опускает голову, корректируйте резким рывком вверх, одновременно бодро командуйте «голову» или «пошли-пошли». Петля ринговки должна быть сразу за черепом, а не ниже на шее, чтобы корректировки были эффективными. Не стесняйтесь разговаривать с собакой пока бежите. Счастливая, свободно бегущая собака это красивое зрелище!

Подготовка шерсти/груминг

Груминг всегда должен доставлять удовольствие как щенку, так и хозяину. Также это отличный способ приучить щенка к различным манипуляциям с собой. Если у вас нет специального стола для груминга, тогда положите резиновый коврик или другое не скользкое покрытие на любой, удобдный вам по высоте стол. Первое время щенку может быть страшно на столе, так что играйте с ним, восхищайтесь им и гладьте его. Не начинайте грумировать, пока он полностью не перестал бояться. Так как для удобной работы с ним взрослый маламут на обычном грумировочном столе высоковат, приучайте его также лежать на нем.
Никогда не позволяйте собаке спрыгивать со стола без команды. Обучение ее спускаться постепенно, сначала на более низкий предмет, потом на пол поможет избежать возможные увечья от спрыгивания на скользкий пол или неровную поверхность. Также обучите собаку забираться или запрыгивать на стол. Поднимать и спускать со стола взрослого маламута на руках не доставляет ни малейшего удовольствия.

Постановка собаки в выставочную позу

Как только ваш щенок привык находиться на столе, надо начинать приучать его к постановке в позу. Поначалу удовольствуйтесь тем, что щенок не возражает переставлению ног, удерживайте его в постановке несколько мгновений. Постепенно увеличивайте время стойки. Здесь помогает то, что щенок находится на столе и не может бегать вокруг. Всегда много хвалите за удержание стойки в течение какого-то времени. Пока он в стойке, осматривайте его как судья: проверяйте зубы, семенники, поднимайте ноги и т.д.
Постановка маламута квадратная. При осмотре спереди, внешняя поверхность передних ног должна составлять прямую, перпендикулярную земле с лапами направлеными строго вперед. При осмотре сбоку передние ноги должны быть перпендикулярны земле. Частая ошибка заключается в чрезмерно вынесенном вперед поставе передних ног. Отрабатывание стойки перед зеркалом поможет определить эту ошибку и немедленно ее исправить.
Задние ноги должны быть поставлены так, чтобы плюсны были перпендикулярны земле и лапы направлены строго вперед. При осмотре сзади ноги ставятся так, чтобы линия проведенная перпендикулярно земле через самую широкую часть таза (внешний его край, маклок), проходила по внутренней поверхности плюсен (см.рис). При осмотре сбоку, плюсны перендикулярны земле и линия, проведенная по ним вверх, должна касаться заднего края таза. Учтите это только общие правила и они должны быть приспособлены к каждой отдельной собаке. Ставьте свою собаку в различные стойки перед зеркалом до тех пор, пока не найдете лучшую для нее стойку. Не забывайте о том как собака смотрится со всех сторон — спереди, сбоку и сзади.
Чтобы поставить передние ноги, возьмите собаку за морду правой рукой. Потянитесь сверху через туловище и возьмите левую ногу за локоть. Передвиньте ногу на нужное место, одноременно слегка поверните морду вправо. Поменяйте руки на морде, слегка повернув ее влево, одновременно установите за локоть правую ногу. Чтобы установить задние ноги либо удерживайте морду правой рукой, либо держите поводок у основания черепа. Удерживание головы необходимо для предотвращения движения собаки. Потянитесь под туловищем и возьмите левую ногу за колено, поднимите, установите в позицию. Поставьте правую ногу взявшись либо за коленный, либо за скакательный сустав. Поднимите хвост над спиной, но не прижимайте и не уплощайте его. Хвост должен быть помахивающим плюмажем.
Использование подходящей команды (Стой, Поза, Шоу) во время обучения щенка стойке очень помогает, особенно если в будущем он будет выставляться разными людьми. Хорошо вытренированная собака будет работать с каждым хэндлером. Так как наш стандарт особенно оговаривает, что маламут не «собака одного хозяина», он должен с готовностью приспосабливаться к новому хэндлеру и сделает это особенно легко, если обучен командам.

Поощрение/позирование на вкусное/свободная стойка

Как только вы обучили щенка командам «Стой» и «Поза», вы можете выйти перед ним и заинтересовать его кусочком сущеной печени или другим угощением. Это заставит его выглядеть более внимательно энергичным. Если он двинется, не угощайте его, а отругайте жестким «нет», установите сдвинувшуюся конечность, повторите команду «Поза» и попробуйте снова. Наградите вкусным и похвалите если он выполнил все, что требовалось. Здесь есть одно очевидное правило — никогда не учите выстовочную собаку садиться за поощрение.
Следующим этапом будет обучение собаки с ходу становиться в выставочную стойку. Бегите с собакой и при замедлении скомандуйте «Поза», одновременно повернитесь к нему лицом с кусочком приманки в руке. Скорректируйте его, если он не остановится на команду или прыгнет за вкусным. И конечно хвалите за правильное поведение! Собака, сама становящаяся в выстовочную позу, производит наибольшее впечатление.

Посещение выставок и тренировочных классов

Используйте любуювозможность для посещения выставок и тренировочных классов. Это великолепная возможность наблюдать, учится самому и учить собаку. Общайтесь с опытными людьми, они научат вас правильной скорости бега, правилам поведения в ринге. Если вы готовы слушать и учиться, вы получите ценную информацию обо всех фазах выставки. То, чему научитесь вы, вы сможете обучить собаку. Если вам понравится, то понравится и вашей собаке, а это создаст победную комбинацию!

Глава 16

АЛЯСКИНСКИЕ МАЛАМУТЫ КАНАДЫ

Ранее в этой книге мы упоминали, что слава собак, разводимых людьми из племени Малемутов, разошлась по всей Канаде. Так как маламутские собаки были крупными, весом около 80 фунтов и знаменитыми своей огромной тягловой мощью, то любую крупную упряжную собаку в то время могли назвать маламутом. Часто присоединяли и местные названия. Так, в области вдоль реки Маккензи существовала популяция крупных тяжелоупряжных ездовых собак, называемых Маламуты реки Маккензи (Makenzie River Malamutes) или иногда Хаски реки Маккензи (Mackenzie river Husky, существуют до сих пор, не признаны). В 1925 году Фриман Ллойд упомянул в Америкэн Кеннел Газетт, что Маламуты с реки Джеймс скрещивались с немецкими овчарками для повышения их тягловой силы. Очевидно, этот эксперимент провалился.
Идея/мысль/концепция чистопородного разведения тяжелых ездовых собак не развивалась вплоть до 1928 года. Эрл и Натали Норрис, пионеры разведения аляскинских собак, однажды сказали одному из таких писателей: «аляскинский маламут как чистая порода был выведен вне Канады, на Аляске, в США».
Все началось с подбора собак для первой экспедиции адмирала Бирда в Уоналанчете, Нью Гемпшире, в питомнике Артура Уолдена. Там Мильтон и Ева Сиилей впервые увидели Роуди оф Ном (Rowdy of Nome). Вскорости после этого они получили Юкон Джада (Yukon Jad) от Леонарда Сеппалы. У Уолдена была сука сходного типа, Холли (Holly), и Сиилей начали свою работу.
Мировая пресса освещавшая экспедицию Бирда, вызвала широкий интерес у многих людей, некоторые начали подбирать собак в типе маламута. Капитан Алан Иннс-Тейлор, во Вторую экспедицию Бирда отвечавший за 157 собак, называл их «маламуттами с Юкона», но лучшие собаки были из питомника Сиилей. Висконсин был одной из территорий, на которой собралась большая популяция собак.
Однако настоящее развитие и повышение численности породы задержалось на долгое время. Во-первых, множество лучших собак Сиилей было отправлено в Антарктику и не вернулись оттуда. Некоторые погибли в результате несчастных случаев, часть упряжек провалилась под лед. Другая упряжка от Сиилей погибла во время тренировок для Второй Мировой Войны, и война была одной из основных причин по настоящему задержавших развитие породы.
Gripp of Yukon был первым аляскинским маламутом, зарегистрированным в США 1 июля 1935 года Евой Сиилей. В Канаде, первой собакой Лорны Джексон стал Lorn-Hall Klondyke M’Loot (читается «Малуут»). Он был рожден 1 января 1947 года в США, заводчик Пол Вэлкер, и зарегистрирован в Племенной книге 1950-51 года. В те дни регистрация в Канадском кеннел клубе (Canadian Kennel Club) проводилась через Национальные Списки поголовья животных Канады (Canadian National Livestock Records). Этот кобель был получен от Mikuik, сына Tobuk от Vixen M’Loot. Mikuik был хорошо известным в Канаде производителем.
Лорна Джексон затем привезла Lorn-Hall Oogorook M’Loot. Он был сыном Gentelmen Jim от Dude’s Wolf. Он был получен от суки Noma M’Loot, дочери Silver King. Lorn-Hall Oogorook M’Loot был первым маламутом, выигравшем чемпионат в Канаде. Он был первым белым по окрасу чемпионом и вообще одним из немногих белых собак, получавших титул чемпиона. Он весил 36,3 кг и был высотой 62,2 см в холке.
Эта собака вошла в историю иным способом. Он был тренирован для полицейско-спасательной службы. Когда Торонто пострадал в результате разрушительного урагана, Lorn-Hall Oogorook M’Loot искал людей, погребенных под обломками зданий, а позже тела погибших.
Под приставкой Lorn-Hall от него были получены чемпионы Lorn-Hall Nordic и Lorn-Hall Yu-Kon. Последний был отцом чемпиона Lorn-Hall Nootka.
Самым знаменитым питомником Канады был питомник, принадлежавший д-ру Т.К.Р. Борну из Ламбета, Онтарио. К 1 январю 1975 года имеется 19 канадских чемпионов, носящих приставку этого питомника «Boru».Чемпион Boru’s Guy является отцом пяти чемпионов, а , не являющийся чемпионом Boru’s Chilcootin Cub — четырех. Boru’s Elaitutna лидирует среди канадских сук-производителей, как мать пяти чемпионов. К тому же, д-р Борн возглавлял Северо-Американское движение за борьбу с карликовостью и наследственными болезнями глаз у маламутов. Также он является председателем комитета по стандарту Клуба аляскинских маламутов Америки.
Сегодня, маламуты канадского разведения являются весомыми фигурами в выставочном ринге. Канадские маламуты с завидным постоянством занимают высокие места на уровне расстановки группы как к северу, так и к югу от границы. Что касается рабочих соревнований, количество участвующих маламутов медленно, но верно растет.

Глава 17

СВОЙСТВА И ОСОБЕННОСТИ ХАРАКТЕРА АЛЯСКИНСКОГО МАЛАМУТА

Характер у аляскинского маламута сложный и комплексный как кубик Рубика. Маламуты — это квинтессенция простодушия и прямоты, порода собак, полностью лишенная коварства. В тоже время есть определенная внутренняя двуличность в характере тех собак, что показывают очевидное присутствие развитого чувства юмора.
Возможно, это наиболее разнообразно развитая порода собак, из известных человеку. Она достигла успехов в широком спектре активностей, далеко выходящих за пределы просто отличной собаки-компаньона. Маламуты являются наилучшими тяжелоупряжными собаками (способными тянуть тяжелейшую поклажу на огромное расстояние при минимальном потреблении пищи); отличными охотниками и рыболовами (некоторые даже кратко ныряют под воду). Есть представители породы, преуспевшие в Обидиенс (аналог ОКД+ЗКС) всех уровней, включая и одного Чемпиона (Obidience Trial Champion). И при этом другие маламуты своими клоунскими выступлениями в рабочем ринге вызывают слезы отчаяния и безнадежности на глаза владельцев и инструкторов!
Аляскинские маламуты известны как мягкие, нежные и любящие семейные собаки. Они обожают и необыкновенно нежны с маленькими детишками и пойдут за ними куда угодно, даже если ребенок чужой. Очень немногие из маламутов показывают нежелание находиться в детской компании, обычно это собаки, которые до взрослого состояния не общались с детьми.
Некоторые маламуты заслужили репутацию бесстрашных бойцов, иногда даже жестоких. Эти собаки, будучи хоть и в небольшом количестве, нанесли огромный ущерб репутации породы в целом. При этом большое количество маламутов живет на фермах и ранчо, рядом с ценными животными, где они показали себя охранными «сигнальными» собаками, предупреждающими владельца об опасностях, грозящих дому или животным поблизости. И, опять же, другие владельцы клянутся, что их собаки настолько дружелюбны, что пригласят вора в дом и покажут где спрятано серебро.
Вообще, как правило, никогда маламут не испытывает большего счастья и удовлетворения жизнью, чем когда он прижимается к какой либо части анатомии своего владельца — или сидя на чьих-нибудь коленях! Однако есть собаки, по-королевски игнорирующие или даже подозрительные к чужим людям. Но для большинства представителей породы мы видим что слово «незнакомец» отсутствует у них в словаре.
Будучи гедонистами, аляскинские маламуты ненасытны, касается ли это удовольствий или еды. Некоторые собаки сьедят все, что находится в пределах достижимости, от обуви и мебели до шин от машины! Другие — первоклассные воры, крадущие из шкафов и буфетов и, даже, из кастрюль на плите, без малейших улик. В то время как некоторые представители породы будут проедать ходы через мешки с кормом до полного раздувания, другие являются капризными едоками, доводящими обеспокоенных владельцев до приступов, своим нежеланием есть больше, чем необходимо для поддержания связи души с телом.
Целью собак этой породы является желание как можно ближе быть связанным с человечеством, с тем, кто их «хозяин». Они развили в себе невероятные способности к общению: юмор, скука, любовь, опасность, готовность к работе и игре, кристальная честность (отсутствие умения «лгать» когда совершили проступок). Они великолепны в качестве ездовых, охотничьих и рыболовных собак, также как и просто компаньонов. Все их способности и эмоции с легкостью воспринимаются теми, кто потратил время на изучение «языка» этих потрясающих величественных царственно прекрасных собак.
Среди тех же кто не нашел возможности понять породу они заслужили репутацию несгибаемо упрямых. Для тех, кто действительно их понимает, они необыкновенно чувствительны к настроению и состоянию владельца. Это собаки, чья задача в жизни состоит в открытой любви, сопереживании, развеселении хозяина в депрессии. Они защищают владельца и его вещи, выступают «сигнальной собакой» если того требуют обстоятельства. И маламуты всегда верны, храбры и неутомимы в отдаче энергии, будь то работа или игра.
В их открыто дружелюбных, любопытных темных глазах отражается значительный ум. Что хорошо известно наиболее любящим и внимательным владельцам, эта порода имеет больше клоунов на собачью душу, чем возможно все остальные представители собачьего рода. Но также эти псы несут незаслуженную репутацию абсолютного упрямства, данную теми, кто не сумел понять происхождение породы, как она развивалась и, что очень важно, для чего. Без этого понимания владелец не сможет стать хозяином собаки, а дрессировщик — получить желаемый профессиональный результат.
Каков же тогда настоящий характер маламута: негодяй или собачий святой? Ответ лежит где то между этими полюсами. Это не искусственно созданная людьми порода, ее точное происхождение укрыто туманом доисторических времен. Маламуты высокоприспособляемы, их можно найти на Аляске и в Израиле, Южной Африке и Японии, на всем западном полушарии и Европе, на просторах ферм и в городских квартирах. Это собаки, что любят бежать наперегонки с ветром и кто с готовностью приспособит свои шаги к шагам крохотных хозяев, либо тех, кто уже не может наслаждаться легкостью движений молодости.

Глава 18

АЛЯСКИНСКИЙ МАЛАМУТ — ЕЗДОВАЯ СОБАКА С РАЗНОСТОРОННИМ / МНОГОГРАННЫМ НАСЛЕДИЕМ

Аляскинский маламут, чьей компанией мы наслаждаемся сегодня, обладает мириадом сложных свойств, среди которых имеется врожденное стремление тянуть. Как известно, тягловые собаки помогают человечеству вот уже тысячи лет. Кто из нас не видел картинки в школьных учебниках, на которых индейские собаки тянут нагруженные волокуши, помогая хозяевам перемещаться в поисках дичи? Как и индейские собаки, маламутоподобные псы были известны народам Крайнего Севера также многие тысячи лет. Что, конечно, подтверждается находками археологов — уже за 1800 лет до нашей эры эскимосы использовали ездовых собак, предков наших современных псов, для езды в нартах типа современных тобогганов.
Фритьоф Нансен, в своей двухтомной истории изучения Арктики (In Northern Mists — В туманах Севера), цитирует арабские хроники 14-го столетия купца Ибн Баттуты, торговавшего недалеко от местонахождения современной Казани в России. Этот человек отзывался о ездовых собаках с большим уважением, отмечая что «путешествия совершаются в маленьких кибитках, влекомых собаками. Так как в этой пустыне замерзшая поверхность не дает удержаться ни человеку, ни коню, но собаки имеют когти».
Изначально, ездовые собаки использовались в основном, как охотничьи животные. И в роли охотника северные собаки весьма эффективны благодаря врожденным инстинктам. Гонтрэ де Пончи (Gontran de Ponchins) описывал в повести «Kabloona» использование собак для обнаружения дыхательных отверстий сделанные во льду морскими котиками. Каждый эскимос вел двух тренированных собак на длинных поводках по покрытрму снегом льду. Собаки тщательно обнюхиваюли все вокруг, ища отверстие, которое котик проделывает во льду, глубоко под снегом. Когда собаки начинали возбужденно кружить на одном месте, их отводили к нартам, расположенным под ветром и на достаточном расстоянии. Охотник гарпуном подтверждал наличие отверстия. Затем люди и собаки затаивались в ожидании возвращения котика.
Существует несколько ценных описаний примитивных охот, в которых рассказывается, что туземцы, отводя охотившуюся собаку обратно к нартам и упряжке, резко пинали ее в область сердца, чтобы вынудить «лежать смирно». Потеряв сознание, собака естественно будет лежать тихо. Предполагалось, что остальная упряжка, следуя примеру вожака, будет спокойно лежать тоже. Такая варварская практика сократила жизни многих хороших вожаков и охотничьих собак.
Северных собак использовали не только в упряжках, но и под вьюками в летний период. Вещи укладывались в два мешка, связанных вместе и расположенных по бокам собаки. Некоторые вьюки были огромными, практически волочащимися по земле. Со скоростью шага (быстрее настолько нагруженные животные идти не могли) собака могла нести груз «равный ее собственному весу в течение всего дня». Один из ранних золотоискателей говорил, что он нагружал своего пса до тех пор «пока его спина не начинала провисать, а колени подгибаться», так он узнавал, что собака достаточно нагружена. Сегодня отношение к животным гораздо более гуманное, и современные рекомендации к весу вьюков гласят, что собак следует нагружать не более чем третью их собственной живой массы. Таким образом, собака, весящая 41 кг должна нести вьюк не более 14 кг весом.
В общем, только те собаки кто показывал желание работать, жили и давали потомство. Те же, кто не демонстрировал рвения в упряжке, быстро уничтожались. И, конечно, продолжительность жизни северных собак можно было в лучшем случае назвать краткой, длящейся в среднем 4 года, после чего собак умерщвляли.
Во время зимней миграции в поисках дичи, эскимосские собаки преимущественно жили на мясе моржа и котика, добываемого туземными охотниками. Однако с тем же энтузиазмом они грызли все, что попадалось под руку, как быстро обнаружили первые полярные исследователи. Собаки не только пожирали мясо в любом виде (свежее или тухлое), но также уничтожали мусор, боенские отходы, упряжь, ботинки, каяки — практически все, что можно жевать, неважно мерзлое или нет.
В самом лучшем случае дневной рацион собак состоял из примерно двух — трех фунтов мяса. В хорошие времена собак кормили каждый вечер, когда же пищи становилось мало, им в половину урезали порции или кормили через день. В худшем случае, когда народу грозил голод, собаки становились источником пищи. В течение тяжелых зимних месяцев, самые старые собаки убивались быстрым ударом по голове, шкура снималась и тушку оставляли промерзнуть. Промерзшее мясо не имеет запаха и выжившие собаки, если таковые имелись, принимали участие, наряду с хозяевами-эскимосами, в поедании своего сотоварища.
В те далекие тяжелые времена полные лишений, обычной практикой было использовать шкуры собак для изготовления различных частей одежды. Также нормальным было утилитарное использование ненужных щенков, как источника пищи. Ободранные и замороженные, новорожденные щенки скармливались не только другим собакам, но и самой суке.
В течение зимних месяцев эскимосы, как могли, заботились о благополучии своих собак, кормя их настолько пунктуально, насколько позволяли условия. Собаки в лучшей кондиции позволяли охотится и путешествовать в значительно большем обьеме.
Летний период знаменовался радикально противоположным отношением к собакам. В это время года никаких усилий в отношенни кормления псов не делалось. Поэтому в областях с небольшой популяцией волков собаки охотились в стаях или по одиночке как дикие. Они рыскали вокруг поселений, поедая отходы, либо охотились на мелкую дичь, такую как птицы, лемминги и прочие грызуны. Они обследовали морское побережье, реки, ручьи в неустанном, вечном поиске пищи и не брезговали ничем – моллюски, креветки, рыба и даже трупы морских животных – все шло в дело.
Жесткие, безжалостные условия жизни людей не давали проявляться никакой сентиментальности. Если у погонщика была любимая собака, с которой он не хотел расставаться, даже по завершению ею рабочей карьеры, то такая собака обычно оставалась у владельца в виде украшения или части одежды. Соответственно обычным делом было для первых трапперов и исследователей Севера видеть эскимоса «носящего» свою любимую собаку в виде варежек (на них шла шкура с головы) или как часть парки.
Вот так и появился аляскинский маламут – собака, созданная для работы, настоящее тяжелоупряжное животное, рожденное для переноски или перевозки тяжелых грузов в тяжелейших условиях встречающихся только в северных широтах. Лучшие из породы, настоящие рабочие маламуты – это собаки, способные тащить тяжелейшие грузы на очень большие расстояния, потребляя при этом минимальное количество корма. Такими были условия выживания их суровых предков. Сегодня же мы видим, что наши суровые маламуты являются отличными помощниками в семье, помогающими тащить нарты или детские санки, тележки или тобогганы, нагруженные дровами, переносящими во вьюках вещи и инструменты в самых разных местах земного шара с той же готовностью, что и их предки на Севере.
Собаки высоко ценились суровыми золотодобытчиками Тихоокеанского северо-запада во времена золотой лихорадки в конце 1800-х гг. И отнюдь не редко стоимость хорошей собаки, вожака или коренника доходила до 1000 долларов и больше. Именно в этот период перевозка грузов собачьими упряжками развилась в крупном масштабе. Собачьи погонщики стали известны под названием близким к русскому «ломовики». Эти погонщики перевозили снаряжение для золотоискателей и шахтеров, а также строительные материалы, палатки, печи и плиты, пищу — все что представляло интерес для людей и околодобычетского бизнеса. Временами их нанимали для вывоза золотого песка и самородков с заимок.
Туземные собаки пользовались наибольшей популярностью благодаря своим способностям выдержать суровые холода, при этом тяжело работать на дальние дистанции с тяжелейшими грузами на минимальном количестве корма (что означало меньше затрат на содержание). Мы получили своих выносливых аляскинских маламутов от племени Малимутов (позднее известных под именем малемутских эскимосов), что жили вдоль залива Котцебу и в устье Юкона.
«Эскимос» это современное звучание слова из индейского языка Алгонкинов, означавшего «поедатели сырого мяса». Впервые это название было использовано на бумаге первыми французскими трапперами-исследователями, которые произносили его как «эсквимау».
Самыми первыми из известных в тех местах нарт были тобогганы, сделанные из бересты, сшитой сухожилиями и укрепленной перекрещивающимися опорами. Передняя часть этих узких тобогганов загибалась кверху, напоминая по форме традиционные русские сани, что, по-видимому, пришло от первых исследователей территорий, сейчас известных как Аляска, пришедших из северовосточной Сибири.
С течением времени и под давлением необходимости форма нарт изменилась с примитивного тобоггана до саней с полозьями, обитыми железом, известных под названием «Юконские сани». Примерно похожие на нарты, использовавшиеся армией США во время Второй Мировой войны. Юконские нарты были около 2,13 м в длину и лишь 41-51 см в ширину с шириной колеи полозьев 51 см. Эти нарты были укреплены и подбиты железом и весили примерно 36 кг.
Первые упряжки обычно состояли из 4 и менее собак и были известны не как «упряжка, команда» а чаще как «собачий поезд, цепочка». Если более чем один «собачий поезд» был частью сопровождения, тогда группа называлась ранними английскими исследователями «собачьей бригадой». Вожака называли просто «передним» и коренная собака (находящаяся в упряжке непосредственно перед нартами, тобогганом, первая пара собак) была «рулевой собакой». Эти псы должны были быть самыми сильными в упряжке, так как на них ложилась вся нагрузка по удержанию тобоггана на тропе при движении по извилистому пути между скалами, деревьями, по склону.
Наиболее рисковые, деловые погонщики перегоняли вплоть до трех Юконских саней, сцепленных цепями крест накрест друг за другом, как вагоны поезда. Первые, ближайшие к собакам нарты, нагружались тяжелее всего — 272 кг. поклажи. Средние, свинговые сани несли в районе 181 кг. и задние, самые дальние от собак, были самыми легкими, неся в районе 91 кг. груза.Таким образом, одна упряжка, состоящая всего из шести — восьми крепких собак, перевозила груз примерно в 544 кг. ( с нагрузкой на одну собаку до 90 кг. !!! Прим. автора публикации.)
Сегодня мы знаем, что наши собаки в целом очень привязчивы и дружелюбны, однако могут быть ревнивы, особенно если внимание уделяется чужой собаке. Ранние исследователи, трапперы, а затем золотоискатели и погонщики обнаружили, что, как правило, ездовые собаки очень драчливы и битвы между ними возникают по малейшему поводу. Новички, прибывающие на Север, быстро понимали, что, обычно в каждой отдельной группе собак, одна пробивает себе путь на вершину иерархии, притесняя и запугивая остальных. Ежели это была хорошая собака, она устанавливала и поддерживала «дисциплину» в стае, становясь бесценной для своего хозяина. «Чечако» (новички) также на горьком опыте учились, что введение новой собаки в сложившуюся стаю является самым сложным, так, как будучи оставленной с ними наедине, вынуждена будет драться со всеми одновременно без больших шансов выжить.
Вопреки сложившимся представлениям, погонщик отнюдь не ехал за собаками, стоя на полозьях саней и размахивая бичом над головами псов, выкрикивая команды куда повернуть. Наоборот, первые погонщики в большинстве мест торили путь для их «собачьих бригад» идя перед упряжкой на снегоступах. Исключение составляли те области дальней Арктики, где снегоступы невозможно было использовать.
Практически все слыхали знакомое выражение «Маш!» выкрикиваемое в голливудских версиях заполярного мира. Слово «Маш» это англизированное «Marche en» (пошел вперед) которым ранние французкие исследователи подгоняли собак. Первые англичане, слышавшие как французские трапперы направляют своих собак, переиначили звучание и пришли к «Маш!».
По правой стороне ведущих нарт (сторона «джи», команды право-лево в Америке звучат как джии-хо) привязывалась 6-футовая (ок 180 см) слега под углом 45 град к земле, называвшаяся «джии пол» (правая палка). Она торчала вперед полозьев на высоту плеча мужчины. Погонщик шел впереди нарт, потяг проходил между ногами, а правая рука лежала на джии пол. Он использовал джии пол как рычаг, помогая собакам поворачивать тяжелые нарты и удерживая их на скошенных тропах на склонах, при неровностях почвы и на кочках. Джии пол была большим подспорьем когда надо было огибать углы и при страгивании саней с места когда полозья вмерзали в лед, для торможения на крутых спусках.
Упряжь тогда была примитивной, если ее сравнивать с современной. В основном она делалась из кожи лося и состояла из тяжелого круглого ошейника (аналог хомута) к которому пристегивались по бокам постромки (traces), также прикреплявшиеся к широкой кожаной подпруге (имевшей местное название тапис (tapis)), опоясывающей собаку также как сбруя — лошадь.
Некоторые собачьи упряжки были разукрашены медными бубенцами, которые гордые владельцы прикрепляли к тапис. И каждая упряжка имела свое, особенное звучание, предупреждавшее поселение или факторию о том кто приближается — друг или враг. Самые художественно продвинутые погонщики украшали упряжь лентами и вышивками, пришивавшимися на ошейники-хомуты.

Глава 19

ВЕЙТПУЛИНГ — СОРЕВНОВАНИЯ ПО ПЕРЕВОЗКЕ

Вейтпуллинг впервые был романтизирован в рассказе Джека Лондона «Зов предков» (Call of the Wild), при описании непобедимого пса Бака. В течение лет, множество разных историй рассказывалось о собаках, перетаскивавших поклажу золотоискателей на несчитанные мили, по бездорожью Аляски и Юконским территориям. Довольно обычной практикой для жителей Севера было биться об заклад на то, чья собака сдвинет с места груженые нарты с вмерзшими в лед или снег полозьями. Собака, первая высвободившая нарты и протащившая их на определенное расстояние за самое короткое время обьявлялась победительницей. Истории эти не ограничивались только Аляской или Юконом, но также повествовали о достижениях на берегах Гренландии и Ньюфаундленда. Там собаки использовались для перетаскивания бревен и плавника со льда на берег. Легко себе представить подобные соревнования, возникавшие в любое время, когда в одном месте в одно и тоже время оказывались соперничающие владельцы сильных собак.
Как спортивное событие вейтпуллинг начался как соревнование, сопровождающее организованные гонки на упряжках. Тогда, погонщики выставляли своих лучших собак в конкурс по ветпуллингу после гонок, для того, чтобы подтвердить — чья собака была сильнейшей и быстрейшей.

Перевод Натальи Садовниковой